Нефтяная составляющая кризиса

Экономика на карантине

Авторитетные экономисты предполагали, что мировой кризис так или иначе должен произойти. Поскольку экономика, а в значительной степени имеющая глобальный характер и с 2008 года не испытывавшая серьезных потрясений, должна была в силу циклического характера войти в фазу рецессии. Какие-то события должны были быть спусковым крючком, после которых прекратится рост экономики. И таким событием стал разрыв сделки по нефти между странами ОПЕК.

Россия и Саудовская Аравия, страны, ранее договаривающиеся о цене на нефть, теперь, в силу своих особо понятых интересов не смогли заключить очередной сделку. Россия за счет низких цен решила обвалить американских производителей сланцевой нефти, а Саудовская Аравия – потеснить Россию с европейского рынка. Между крупнейшими производителями нефти обострилась конкурентная борьба, заложниками которой стала мировая экономика, поскольку нефть – пока один из важнейших ее ресурсов.

Фондовые рынки в ответ на это событие замерли в ожидании. Покупатели и продавцы ценных бумаг, не зная точных перспектив на нефтяном рынке, не зная, к какому соглашению придут страны ОПЕК, не могут, как прежде и в тех же объемах, заключать собственные сделки.

Кризис в финансовой сфере отразился на реальной экономике. Инвесторы выжидают прояснения ситуации на нефтяном рынке (прежде всего), и воздерживаются от каких-либо действий. Инвестиции в экономику сокращаются, в реальном секторе замедляется рост, после чего начинается его падение.

Привычным действием правительства в условиях экономического кризиса является искусственное стимулирование спроса – за счет снижения ставки процента и увеличения объемов государственных инвестиций. Разумным информационным фоном политики правительства в таких обстоятельствах является недопущение панических настроений, вызывающих недоверие к деньгам и государственной финансовой системе. Как известно, деньги не любят шума.

Но на этот раз действующими лицами в политике стали не правительства, а средства массовой информации. Последние, преследуя свои интересы (стараясь расширить свои аудитории), чрезмерно усилили панические настроения среди населения, использовав тему коронавируса.

Правительствам ничего не оставалось делать, как подхватить эту тему, чтобы переключить внимание публики с финансов на общественное здоровье и не допустить массового изъятия средств из банков вкладчиками. Паника по поводу вируса и карантина, введенного во многих странах, остановили массовый наплыв вкладчиков в банки, но ударила по экономике с другой стороны.

Граждане различных стран – и в силу введенного карантина – перестали пересекать границы. Авиаперелеты практически остановились, туризм – на грани разорения, сфера услуг с реальным участием массового потребителя – в кризисном состоянии. Мировая экономика, вследствие замедления (остановки) данных отраслей и разрыва с обслуживающими их отраслями, может получить удар и с этой стороны.

Между тем важнейшим фактором нынешнего кризиса является неопределенность на нефтяном рынке. Тема коронавируса – во многом лишь дымовая завеса для сохранения стабильности и недопущения панических настроений среди банковских вкладчиков. Неопределенность нынешнего положения на нефтяном рынке продлится до тех пор, пока крупнейшие страны ОПЕК не придут к соглашению по нефти. Не столько победа над COVID-19, сколько стабилизация на нефтяном рынке, разумные решения лидеров стран-экспортеров нефти позволят избежать чрезмерного мирового экономического кризиса и социальных потрясений в отдельных странах.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.