Единство политики и порно

Искусство политической жестикуляции

Начало 2020 г. было отмечено политическим скандалом во Франции. Кандидат в мэры Парижа Б. Гриво снялся с выборов после обнародования интимного видео с его участием. Оно было добыто незаконным путём и распространено художником П. Павленским, эмигрировавшим из России после столкновений с её властями на почве скандальных художественных акций. Ситуация примечательна не только серьёзными политическими последствиями, но и многозначностью.

Следует начать с того, что Павленский – не просто эмигрант, но политически активная фигура. Это сближает его с образами советских диссидентов, которые часто совмещали критику советского строя и неприятие страны пребывания. В данной связи необходимо упомянуть А. Солженицына и Э. Лимонова. Будучи совершенно различными людьми в творческом плане, они подобны в своём неприятии индивидуалистического уклада, присущего западным обществам.

Павленский подходит на роль бунтаря против Системы, сложившейся в России. Однако своим недавним деянием он также напомнил об образе русского интеллектуала, возмутившегося увиденным на Западе. Этим он вызвал путаницу в умах французов. Те попытались преодолеть её, всколыхнув старые клише о «варварской России».

Павленский напоминает героя работы Н. Бердяева «Истоки и смысл русского коммунизма». Как известно, в ней содержится описание русского революционера: сумрачный человек, видящий в мире сосуд со злом. Его нельзя исправить, а лишь заменить чем-то иным. Важно то, что для подобного деятеля разрушение имеет большее значение, чем созидание. Он произносит простые слова о неприятии фальши. Однако за этим усматривается несогласие с миром как таковым. Это было хорошо принято французами – несмотря на то, что они, как часть этого мира, также подлежат отрицанию. Образ мятущегося русского, которому чужд мир, нравится им своей экзотичностью и варварским, ориентальным шиком. Художник принял это поверхностное отношение, т.к. даже бунтари вынуждены хотя бы иногда идти на тактические уступки и заигрывание с массовой аудиторией.

Неоднозначно и содеянное Павленским. Многие не восприняли это как творческий перформанс. Однако если мы примем концепцию искусства, в соответствии с которой им является всё, помещённое в пространство искусства (музей), то оценка действий российского художника будет иной. В данном случае пространством искусства можно считать биографический контекст. Россиянин проводил глубоко политизированные акции ещё до приезда во Францию, а после даже создал сайт под названием «Порнополитика». Тем самым он заявил о неразделимости двух явлений в своём искусстве. Следовательно, обнародование интимного видео с участием видного политика – не столько жест неприятия политиканской фальши, сколько произведение искусства. Не все согласны с этим, что вновь позволяет Павленскому оставаться на грани определений. Он напоминает эталонного постмодерниста, который на рамках, но не в них.

Даже объяснения, которые наш герой дал после содеянного им, кажутся подозрительными. Он истолковал свои действия как направленные против скользкой морали французских элитариев. Это кажется слишком простым и несколько приторным для такого художника, как Павленский. Скорее всего, он не давал объяснений, а просто создавал своё «порнополитическое» полотно, частью которого должен был стать акт иронически-фиглярского говорения. Такой же частью задуманного им произведения художник может полагать и реакцию властей. Они действовали эталонным образом. Париж попытался истолковать случившееся как возможную провокацию со стороны Кремля, а Москва включила привычный режим медийного троллинга. На российском телевидении вышли сюжеты, в которых скандальный акционист показан в мягком свете.

Таким образом был послан двойственный сигнал, намекавший на возможность участия Кремля в известной истории, но не дававший поводов для обвинений. Хоть данный подход и выглядел как нечто давно известное, он создавал впечатление искусной манипуляции на фоне явной беспомощности французской стороны. Она не сумела (или не пожелала) выйти за рамки простодушных заявлений о «следе Кремля». В итоге Павленский мог удовлетворённо улыбаться: политика и порно действительно объединились в определённой временной точке, в конкретном событии.

При этом ответ французского общества на акцию россиянина выглядел весьма неубедительно. С одной стороны, большинство комментаторов были едины в своём неприятии грубого вмешательства в частную жизнь, лежавшего в основе известных действий. Однако тот факт, что Б. Гриво, участник скандального видео, всё же снялся с выборов, свидетельствовал о неявном общественном давлении на него. Вероятно, французское общество не столь свободно от скрытого морализаторства, как принято считать.

Открытым остаётся вопрос о степени искренности Павленского. На него рано отвечать. Выводы такого рода можно делать по завершении карьеры артиста, после смены исторических условий. Пока же нам остаются текущий анализ, промежуточные выводы, сомнения, споры. И, конечно же, констатация того факта, что российский художник оказался способным подчеркнуть сложность и неоднозначность современных искусства и политики, их связей. Также ему удалось оживить диалектику старых и новых образов, клише, стереотипов. Как минимум, это представляет некоторую эстетическую ценность.

Метки
Комментарии

////Образ мятущегося русского, которому чужд мир, нравится им своей экзотичностью и варварским, ориентальным шиком ////

- Океан Соляриса порождает то, что хочет видеть Запад

- примером является и Little Big с его 365 миллионами просмотров

Гость

Што мне (як істотнай частцы аўдыторыі 'НМ' ;)) за справа да расійскага мастака і яго прыгодаў у Францыі? Паглядзіце лепей, які герб зрабіў беларускі мастак для Вялікага магістра ордэна Мальты: belisrael.info/?p=18441

ВР
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.