РБ и РФ: что нужно поменять, чтобы все осталось, как было?

Каким образом не пустить Беларусь в ЕС и НАТО после Лукашенко?

Главное беспокойство России, связанное с Беларусью, продиктовано травматическим опытом взаимодействия с постсоветскими странами, включая и опыт отношений с Беларусью. Состоит он, по мысли российского правящего класса, в том, что не существует гарантий лояльности бывших постсоветских стран. Имеются в виду такие факторы, которые вынуждали бы эти страны тяготеть к сфере влияния России вне зависимости от текущей конъюнктуры.

Прежняя система этих «гарантийных» факторов признаётся Кремлём недостаточной; там хотели бы новой системы, которая оставляли бы Беларусь союзником России в ситуации, когда прежние рычаги взаимного воздействия, как, например, нефтегазовое сотрудничество, утрачивают свое прежнее значение, а также вне зависимости от того, кто конкретно руководит Беларусью или Россией. Для России вопрос стоит так: каким образом воспрепятствовать уходу Беларуси в НАТО и ЕС после Лукашенко и Путина?

В Москве полагают, что форсированный переход к новой системе отношений создает высокие риски, поэтому там настроены на долгосрочную игру. В политике Кремля в Беларуси имеются краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные цели.

Краткосрочные: повысить доходы российского бюджета.

Средства:

  • забрать часть пошлин на нефтепродукты через налоговый манёвр;
  • сократить межбюджетное кредитование;
  • попытаться повысить цены на газ.

Риски: неплатежеспособность Беларуси, затяжной экономический кризис или обвал экономики, проблемы с транзитом нефти и газа через белорусскую территорию.

Поэтому:среднесрочная цель – это транзит белорусской экономической модели в сторону снижения контроля государства и, соответственно, большей устойчивости белорусской экономики.

Средство: поступательный перевод всех видов поддержки с межбюджетного на коммерческий уровень. В перспективе это должно привести к тому, что российские банки и компании станут владельцами белорусских предприятий-банкротов – если белорусский бюджет не обанкротится быстрей, чем это случится.

Такой риск велик – особенно, при форсированной реализации этого процесса – поскольку экономическая система в Беларуси такова, что предприятия не владеют своими финансами: их доходами и расходами распоряжается государство, и белорусская бюрократия крайне инертна в аспекте реализации реформ. Провал перехода к капитализму, в свою очередь, создает риски не только для российского транзита, и и безопасности, включая военную.

Акцент на безопасности предопределяет долгосрочную цель: сохранения союзничества с Беларусью, что означает исключение риска вступления Беларуси в ЕС и НАТО в будущем.

Инструментарий здесь более обширный, это:

  • расширение культурного влияние, soft-power;
  • работа с элитами и контр-элитами;
  • скупка экономических единиц и/или их банкротство;
  • военно-стратегическое сотрудничество.

В долгосрочной перспективе риски видятся менее отчетливо, хотя они, безусловно, имеются. Беларусь – страна авторитарная, и в какой-то момент просто дискуссии о политическом дизайне после Лукашенко могут вызвать обрушение политического режима, социальную революцию, и уход новых элит на Запад – во всяком случае Россия не может исключать и такой оборот событий.

Как видится ситуация из белорусской перспективы?

События показывают что белорусский правящий класс расценивает внутренние угрозы серьезней, чем внешние, в целом понимая цели России.

Однако: он не хотел бы лишаться монополии ни в каком из национальных сегментов и надеется продлить настоящие условия на неопределённый срок, например до 2024 года, когда, как кажется белорусскому руководству, Россия будет вынуждена выполнить свои обязательства по равным условиям доступа к энергоресурсам (надежды эти беспочвенны).

При этом у белорусских элит нет ответа на вопрос, зачем сохранять союзничество с Россией, если оно не покрывает издержки существования собственно «белорусской модели».

Белорусский правящий класс, пугая (в нужной ситуации) Запад российской угрозой, постепенно начинает верить в нее сам. Кроме того, применительно к российской политике последних лет официальный Минск все более вынужден считаться с ЕС, США, политической оппозицией, гражданским сообществом, а также фактором собственной разобщенности.

Поэтому: путь постепенных изменений, включение граждан в политику или хотя бы в гражданскую активность, расширение альтернативного культурного влияния и укрепление национального бизнеса, – это наилучшие способы укрепления независимости Беларуси и нейтрализации рисков, связанных с чрезмерной зависимостью от России.