Парадоксы стабильности

Неустойчивое развитие

В последнее время глава государства, после некоторого перерыва, опять все чаще начал обращаться к теме стабильности. Так в феврале, назначая новых помощников президента и руководителей вертикали, он прокомментировал инцидент в столбцовской школе: «железная дисциплина должна быть. Нам надо сохранить ту стабильность, которая сегодня в стране есть». Дальше – больше.

Основой стабильности страны является экономика. Подтверждение тому – нынешние события в Венесуэле, где власти упустили экономическую сферу, о чем Александр Лукашенко заявил, выступая перед курсантами Военной академии. «Надо заниматься экономикой, это основа стабильности. Поэтому главное – не потерять стабильность. Как бы ни было сложно, как бы ни было трудно». «Если мы отстанем — мы погибнем. Поэтому нужна стабильность. И все время надо работать, все время надо бежать, чтобы от этих «монстров» не отстать, ибо они нас одной рукой прихватят, и будем мы опять парубками в каком-нибудь Великом княжестве Литовском или Речи Посполитой», – припугнул А. Лукашенко.

Да, стабильность – это хорошо, однако она бывает разной. На кладбище тоже «стабильность». Иными словами, стабильность не является позитивом сама по себе, но только в зависимости от обстоятельств.

Наша «стабильность», как лично мне кажется, похожа на стабильность группы людей, заблудившихся в лесу или обширном болоте. Стабильно и очень долго бредут в неизвестном им направлении в надежде, что вождь, в конце концов, правильно выведет к цели. Цель эта, впрочем, неизвестна никому. Силы при этом тают, запасы почти истощились и всем уже ясно к какому концу приведет такая «стабильность», если не найти верную дорогу. Но найти же другие варианты трудно, потому что «проводник» дороги не знает, но пресекает любые попытки изменить алгоритм поиска выхода, хотя и постоянно изводит болезненными инициативами. Типа, раз мы всё равно не знаем к какой цели движемся, давайте пока хоть кросс пробежим, всё имитация движения вперёд.

Замечено, что заблудившиеся, если они не смогут выбрать чёткого ориентира для движения, обычно начинают ходить по кругу. Очень напоминает нашу ситуацию. Хождение по кругу в течении четверти века. Все это тоже можно назвать стабильностью, но это – негативная стабильность.

Наши власти, а значит, и государство, не имеют конкретной цели, ну кроме цели собственно удержания власти. Но для всей страны, всего народа, сохранение власти одного человека не может быть целью существования. Правда, сегодня целью нередко объявляется еще и независимость. Именно так – «еще», как дополнение к власти конкретного человека. Но это может быть целью только тогда, когда независимости нет. Когда же она пока есть, это не цель, а средство.

Раб не может быть владельцем банка, пароходства или, скажем, агрофирмы. Для этого ему нужна свобода, причем не только личная, но и экономическая. Так и со странами. Если независимости нет, то ее и нет. Если же она есть, то у любого независимого государства должны быть цель и стратегия. Это, к слову, одно из составляющих реальной стабильности. У нас этого нет. Четверть века занимается власть разработкой «национальной идеи», так ничего, по сути, и не разработала.

Еще одна очевидная проблема – нестабильная, даже деградирующая экономика. Впрочем, глава государства упомянул как одну из основ стабильности. Но только этого мало. Вся система должна быть построена по принципам стабильности. То есть сохранять устойчивость при смене любых ее элементов. Даже самого главного «винтика». У нас этого нет, у нас лидер «бессмертный» и основа «стабильности». Но периоды смены таких «бессмертных», а на деле всё же обычных людей, всегда сопровождается большими потрясениями для стран, где установилась такая авторитарная форма правления. Еще одна форма негативной стабильности.

Похоже, наша власть не понимает сути настоящей, на много поколений стабильности. Такая стабильность возможна только путём постоянных изменений. Изменений по сути, а не по форме. Горбачев, к примеру, тоже начал менять форму, стараясь при этом не менять суть системы. В результате развалилась и суть. А вот китайские руководители меняли суть и в результате поменяли ее коренным образом, при этом форму они оставили неизменной. Таким образом, Китай добился определенного успеха. Наш руководитель любит говорить про китайский опыт, но идёт путем Горбачева, а не Ден Сяо Пина.

Наша власть постоянно, даже истерически как-то, меняет формы всего и вся, при этом не затрагивая сути. Вот колхозы, к примеру, то объединяют, то присоединяют к промышленным предприятиям и банкам, то отсоединяют, то создают агрохолдинги, то еще-то. И так везде. Включая «реформу» школы или ЖКХ.

Настоящая стабильность – это продуманное государственное устройство, обеспечивающее переход власти от одного поколения политиков к другому без потрясений и, в большинстве случаев, без смены формы. При этом такая стабильность должна обеспечивать развитие политической системы и всей страны. Развитие в течение эпох – такова подлинная стабильность. А не как у нас: год продержались без серьезных катаклизмов – и уже трубим о «стабильности».

В действительности нет у нас никакой стабильности, это лишь короткая передышка перед очередным катаклизмом.