Индикаторы эффективности демографической политики следует менять

Не открытый закон народонаселения

Президент Беларуси провел совещание по демографической ситуации и совершенствованию государственной поддержки семей, воспитывающих детей. Сразу скажем, что ситуация плохая, из года в год повторяющаяся. Поэтому и обсуждать в этой связи, в общем, нечего, но традиция сложилась её обсуждать. Руководитель государства заявил, что «в сфере демографической безопасности мы сталкиваемся с такими же проблемами, как и большинство государств мира. Это снижение уровня рождаемости и увеличение естественной убыли населения». С этим утверждением хочется поспорить.

Как известно, рост численности населения в мире продолжается и прирастает со скоростью 1 млрд человек в 12 лет или 90 млн в год. Ожидается, что к 2022 году она достигнет 8 млрд. человек. Это общеизвестная статистика ООН, которая отсылает к опасениям Карла Поппера, который еще полвека назад предостерегал человечества от неконтролируемого демографического взрыва, призывал принимать меры по сокращению населения не только в странах Азии и Африки, но и в Европе.

Как известно, самая населенная страна мира, Китай, в свое время ввел жесткие меры по ограничению рождаемости, но с той поры численность населения страны только выросла. За Китаем следует Индия, прочие азиатские и африканские страны. Самые из населенных стран, где проживает большинство жителей планеты, озабочены не повышением рождаемости, а ее снижением. И хорошо бы им с этой проблемой справится.

Соединенные Штаты, разумеется, имеют свою демографическую политику, но не имеют тех проблем, которые ощущает Лукашенко в Беларуси. США предоставляют места жительства для лучших, по американским меркам, представителей всех стран и континентов, молодых людей, которые привозят в страну детей, или заводят их в самой стране. Причем, очень популярна модель семьи с тремя детьми. Проблема Америки состоит в ограничении несанкционированной миграции из соседних латиноамериканских стран, из Мексики, в первую очередь. Вот и приходится жесточайше за это критикуемому Трампу продолжать сооружать стену по типу Берлинской.

То есть у каждой страны есть связанные с демографией проблемы, но они разные, и решаются по-разному. Например, война сирийского правительства со своей оппозицией вынудила множество граждан к бегству из страны – как правило, в Европу, многие страны которой отказываются принимать беженцев, опасаясь негативных последствий, которые в этой связи могут возникнуть.

За четверть века пребывания в должности президента Александр Лукашенко сделал множество ошибок, имел определенные достижения, но не имел ни малейшей возможности существенно повлиять на демографическую ситуацию в ту или иную сторону. Например, депопуляция стала фактом в 1993 году, по причинам, к которым он не имел никакого отношения. И не смог на них повлиять.

И во всем этом было слишком много эмоций, но не хватало рациональности. Например, даже из учебников по демографии можно было узнать, что динамика народонаселения определяется чередованием относительно многолюдных и малолюдных поколений. И если в начале 1990-х рождаемость упала, то она повысится через 15 лет, когда в брачный возраст вступят мужчины и женщины, рожденные в середине 1980-х (в то время отмечалась вспышка рождаемости). А позже рождаемость вновь снизится, поскольку обзаведутся детьми рожденные в 1990-е мужчины и женщины (когда их было меньше).

На упомянутом совещании Лукашенко обратился к сравнительной статистике показателей по странам. Он посетовал, что нигде так, как в Беларуси, не заботятся о семьях с детьми, до 11 разных пособий выплачивают. Но много платят, практически, как у нас, в Германии, а рождаемость «такая же, как в Беларуси». Как говорится, себя не похвалишь, никто не похвалит – манера такая у человека. У Германии нет проблемы с демографической безопасностью, но есть социальная политика, направленная на воспитание здоровых и граждански ответственных детей.

Такая же социальная политика должна быть и в Беларуси. А демографические проблемы можно отдать ученым. Вдруг, паче чаяния, откроют они единый для всех универсальный закон народонаселения, которого еще никто не открыл.