Растущий «кошт урада»

Иезуитская логика навязчивых госуслуг

Постановлением Совета министров от 24 января № 49 обновлен ценник на проведение массовых мероприятий. Утверждается, что документ принят в соответствии с законом от 17 июля 2018 года «О внесении изменений и дополнений в закон «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь».

Политическая логика этого документа относительно понятна: в преддверии президентских и парламентских выборов фактически вводится запрет на проведение массовых мероприятий, которые не финансируются из бюджета. Понятна относительно – по той причине, что в последние годы выступлений политической оппозиции было не так уж много. Значимая часть массовых выступлений была несанкционированной, без явной организационной составляющей, попросту стихийной. Обманутые дольщики, жители городов против уплотнения районов проживания, «тунеядцы»  и сочувствующие им, матери-328, т е обиженные государством граждане – так выглядит протест последних лет.

Куда более загадочно выглядит хозяйственная и юридическая логика этой ограничительной меры.

Вывести на самоокупаемость госсекторне получилось, давайте выведем на самоокупаемость государственные услуги? Окупить госуслуги по профилактике «тунеядства» не получилось, давайте все равно самоокупим хоть какие-нибудь услуги – в частности оказываемые органами внутренних дел, расходов, связанных с медицинским обслуживанием и уборкой территории после проведения на ней массового мероприятия.

Согласно постановлению организаторы массовых мероприятий в соответствии с заключенными договорами осуществляют оплату услуг ОВД по охране общественного порядка: 3 базовые величины – для мероприятия с количеством участников до 10 человек; 25 базовых величин – для мероприятия с количеством участников от 11 до 100 человек; 150 базовых величин – для мероприятия с количеством участников от 101 до 1000 человек; 250 базовых величин – для мероприятия с количеством участников более 1000 человек (BYN24,5 х 250 = BYN6125).

Математика исчисления стоимости услуг госслужб по обслуживанию конституционных прав граждан такова: почасовая тарифная ставка на число привлеченных бюджетников плюс прямые и косвенные налоги этих служб. Иными словами, организаторы массовых мероприятий берут госслужбы на время мероприятия на полное содержание. Замечательно, что госслужбы в то время подчиняются государству, а не своим фактическим нанимателям. Или нет? Этот вопрос следовало бы адресовать авторам постановления. Второй вопрос состоит в следующем: на каком основании осуществляется двойное финансирование соответствующих услуг? Разве последние не оплачиваются за счет налогов, взимаемых с граждан?

Поскольку мероприятия, организованные государственными сателлитами от оплаты освобождаются, то отсюда третий вопрос: государство уже отказалось от обеспечения равенства граждан перед законом?

Постановление очевидно направлено против беднейших слоев населения, которые де-факто лишаются конституционного права на свободу собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования. Захотят какие-нибудь 12 человек протестовать из-за маленьких зарплат или высоких цен – им придется скинуться и заплатить BYN612,5.

Короче говоря, мы имеем дело с феноменом дорожания государства на фоне фатального роста его задолженностей при снижении количества и качества оказываемых им услуг. Причем, от этих услуг нельзя отказаться, они оказываются в принудительном порядке. Эта очередная корректировка социального контракта уже позволяет говорить о «социальном государстве» как об антисоциальном государстве, в явном виде противостоящем обществу.

Наконец, еще группа вопросов. Существует ли плановое задание по окупабельности этой кампании по профилактике социального бунта? Подпадут ли под сокращение ОВД в случае, если массовые мероприятия вообще не будут проводиться? Эти и другие вопросы можно направлять в Совет министров.