Государство-эксплуататор

Не работаешь на государство – плати вдвойне

Первый заместитель министра труда Андрей Лобович изложил свое персональное отношение к «тунеядскому» декрету, который обязывает тех, кто скрывает свои доходы, работает нелегально, не хочет работать открыто, имея для этого возможности, в полном объеме компенсировать оплату ЖКУ.

Чиновник согласился с этим требованием, но при этом заявил, что никто не говорит о принуждении к труду, поскольку каждый волен выбирать, работать или нет. Но если бюджет человека позволяет ему «ничем не заниматься, почему государство должно, пусть и частично, брать на себя оплату его жилищно-коммунальных услуг? То есть тратить на него деньги честных налогоплательщиков».

Вроде бы даже выглядит фрондой самому Лукашенко, который старается если не воспитать абсолютное трудолюбие у населения, то заставить его работать иными (административными) методами. Против чего возражают те, кто читает Конституцию буквально, которая гарантирует гражданам и не гражданам страны право на труд, но запрещает принуждение их к труду. Граждане имеют право жить свободно. В том числе – по свободному выбору жить в бедности, с ущербом для себя, сокращая срок своей собственной жизни.

Труд возник задолго до Минтруда

Сам труд, благодаря которому, как утверждали классики, превратил обезьяну в человека, появился гораздо раньше, чем наше Министерство труда и социальной защиты. Впервые ведомства такого рода появились вместе с развитием капитализма, с приоритетным утверждением в экономике товарного производства, с образованием двух основных социальных классов, один из которых овладел (фактически) всеми основными средствами производства (капиталисты), а второй их лишился, но сохранил (или приобрел) право свободного распоряжения своей рабочей силой (пролетарии). И, благодаря всему этому, рабочая сила превратилась в товар, который можно продать на рынке труда, позволяя пролетарию стать наемным работником у капиталиста и получать за это заработную плату.

Что такое буржуазная, демократическая свобода? Она (в отличие от советской, социалистической «свободы») отказывается от административного насилия в сфере труда. Тот, кто имеет законные доходы, может жить, не работая. Точнее, заниматься всем, что не запрещается законом. Или транжирить свои деньги, или пускать их в дело. Можно, например, располагая законными доходам, как это практикуется у нас, проводить регулярные хоккейные турниры, называя их «любительскими чемпионатами мира», регулярно побеждая на них и оплачивая участвующих в них хоккеистов. Те, естественно,  не работают, следовательно, зарплату не получают, подоходный налог не платят. Но их содержание во время турнира, видимо, оплачивается из законных средств самого богатого хоккеиста-любителя.

Вот к нему могут возникнуть вопросы у налоговиков, но обычно не возникают. Говорят, там с финансами все чисто.

Вольные хлебопашцы

Конституционный запрет на принуждения граждан к труду предусматривает, что имея для этого законные средства, люди могут заниматься всем, что не запрещено законом. В том числе и «тунеядствовать»! Они могут наниматься на работу, получать заработную плату, платить подоходный налог, участвовать в государственном социальном страховании, рассчитывая на пенсию в старости, если доживет. А могут, например, стать «вольными хлебопашцами», поскольку множество граждан имеют в своей собственности земельные участки. Разумеется, в это дело вкладываются деньги хозяина, его труд (бесплатный, по мнению фискального ведомства) преследуют определенную выгоду, может в итоге принести прибыль, или обернуться убытками, но такие люди реально участвуют в экономике. Иногда имеют денежный доход, когда продают собственную продукцию для компенсации производственных затрат, или даже получают прибыль. Но они не имеют подоходного налога, который уплачивают те, кто работает по найму.

Разумеется, можно обложить налогами все подсобные сельские хозяйства, как это было при Сталине, но для этого нынешние законы следует поменять на сталинские. Известно, при нем всякое сельское семейство (колхозники, учителя, милиционеры, инженеры и техники) облагалось натурально-денежным налогом. Работай – не работай, получи хороший урожай, доход или же нет, но обязан заплатить налог на каждый куст крыжовника в саду или поросенка в хлеве. Сельсоветчики ходили по дворам, и все это пересчитывали, и устанавливали советскую «десятину» – каждое десятое яичко следовало отдать государству.

От малой родины до Великой – один шаг

При Маленкове-Хрущеве налог отменили, а в независимой Беларуси изменили кодекс о земле и дали право не только селянам, но каждому гражданину иметь в пользовании (собственности) земельный участок для производственных целей. Земельные участки облагаются налогом, а производимая на них продукция – нет. В этом, разумеется, присутствует определенный экономический смысл, но в большей степени социальный, поскольку такой человек становится собственником, для которого владение «малой родиной» в 6-40 (по закону – до 1 гектара) соток, позволяет почувствовать себя гражданином Родины.

Не за это ли сражались белорусы, не этого ли от них требует правительство, которое ладит перфоманс в честь Малой родины. От порога которой, мол, для вхождения в Великую, один шаг...

Чиновники не понимают реальности

Удивляет, что чиновники так долго работали над созданием электронного списка «тунеядцев», так и не дошли до каждого человека, как этого требовал Лукашенко. Создается впечатление, что они слабо понимают существующую в стране социально-экономическую реальность. Легко и безосновательно включают в список граждан, угрожают им санкциями, и опровержения своей ошибки требуют от самого обвиняемого. Например, по сообщениям СМИ, административно-общественная комиссия Брагинского района объявила «тунеядцем» гражданина Теремецкого, хотя по решению Брагинского исполкома он владел земельным участком, и тунеядцем не мог быть по определению.

Теремецкий обратился в суд и получил ответ из комитета по труду, занятости и соцзащите Гомельского облисполкома: «Согласно информации райисполкома 08.01.2019 г. Вы признаны занятым в экономике как производящий продукцию растениеводства, животноводства на земельном участке, находящимся на территории Брагинского района». Обратим внимание: власти не интересуются, что и в каком объеме производит гражданин, какой доход имеет, для них значение имеет сам факт его обладание земельным участком. А решение о выдаче участка было принято Черемисским сельским исполкомом, который, по меньшей мере, функционально подчиняется райисполкому, и отчитывается перед ним по всем вопросам, включая землеустройство. Как всегда, левая рука не знает, что делает правая.

Следует определиться с понятиями

Можно сказать, что это досадная ошибка. Но главное, что необходимо для успеха дискуссии по проблеме «тунеядства» – определиться с понятиями. Например, доходы, которые получает семья, которые составляют их семейный бюджет. Основными источниками семейного бюджета белорусских семей являются заработная плата, социальные преференции (пенсии, пособия, стипендии), и множество других  (вспомогательных), к которым относятся доходы от недвижимости, от бизнеса, от индивидуальной трудовой деятельности, дивиденды, проценты по вкладам в банки. Для отдельных семей, эти «вспомогательные» источники становятся основными. Например, удачливый бизнес главы семьи позволяет семье жить на проценты по вкладам, на дивиденды, которые распределяются среди домочадцев. Эта схема очень популярна, в частности, она используется при заключении брачных контрактов.

Разумеется, законность этих доходов контролируется соответствующими ведомствами, и никто не имеет право ограничивать семьи в использовании их в законных целях. В том числе никто не может обязать домочадцев, живущих фактически на правах рантье, работать по найму. Соответственно, никто не может лишать их льгот в оплате услуг ЖКУ, которые имеют все. Чиновники ошибаются, что богатые люди «ничем не занимаются». На самом деле они работают над выгодном использованием своих доходов, которые в конечном итоге возвращаются в экономику.

В стране за счет подоходного налога формируется 10% государственного бюджета, но его главным источником является НДС – налог на добавленную стоимость, который включается в полную стоимость любого товара и услуги, который является налогом на потребление. Подоходный налог используется в основном в местных бюджетах, НДС непосредственно определяет развитие инфраструктуры, армии, милиции, образования, здравоохранения и всяких прочих отраслей и проектов, в которых нуждается государство. С этой точки зрения честными налогоплательщиками являются богатые и бедные, бездельники и трудоголики, бомжи, колхозники, олигархи, государственные чиновники и все прочие.

Очевидно, что эти социальные типы отличаются друг от друга. Чиновник платит больший НДС, чем бомж или тунеядец. Но, главное, чиновник получает солидное и гарантированное денежное содержание от казны, на которое автоматически начисляется подоходный налог, который тут же возвращается в казну. То есть деньги перекладываются из одного казенного кармана в другой. Если судить по качеству подготовленных чиновниками «тунеядских» декретов, то польза от этой работы не велика. Но в конечном итоге польза есть и от чиновников, если они «за свои получки» покупали отечественную продукцию, а не выезжали на закупы в Польшу или Украину, отдыхали в белорусских санаториях, а не выезжали в далекие и теплые страны.

В этом смысле бомж или тунеядец ничем не отличается от других честных налогоплательщиков, которые тоже оплачивают белорусские товары и услуги по их полной цене.