Стратегии и «трение»

Сила инерции

Все на войне очень просто, но эта простота представляет трудности. Последние, накопляясь, вызывают такое трение, о котором человек, не видавший войны, не может иметь правильного понятия.

Карл фон Клаузевиц. «О войне»

Первоначально озвученная программа «экономического блока» нынешнего правительства вызвала у многих надежды на возможность позитивных перемен. Пусть только и в области экономики. Однако сразу же появилась и оппозиция планам перехода от «сохраненной советской стабильности» к экономическому укладу, более соответствующему реалиям XXI века.

Началось со знаменитой статьи главы КГК в СБ. После чего, принимая 25 октября с докладом первого заместителя премьер-министра Александра Турчина, глава государства отметил, что ему поступают «некоторые сигналы, что правительство видит свою работу так: оно будет заниматься стратегией, а не повседневными делами». «Правительство будет заниматься не только выработкой стратегии. Это, кстати, не ваша прерогатива, стратегия у нас выработана, она определяется президентом, вносится на голосование на президентских выборах и утверждается Всебелорусским народным собранием. Возможны где-то корректировки, правительству никто не запрещает вносить изменения по корректировке. Но решение принимает президент», – заявил Лукашенко. Он подчеркнул, что в Беларуси правительство всегда занималось реальным сектором экономики. «Поэтому придется делать всё – и сеять, и убирать, и у станка стоять, и технологиями заниматься. Правительство, которое будет сидеть в кабинетах и вырабатывать некую стратегию, не понимая, что происходит на самом деле, в Беларуси не нужно», – сказал Лукашенко, сообщают Naviny.By.

И «прогрессивные экономисты» в правительстве стали сдавать назад. Уже при представлении Программы парламенту «рыночные мотивы» значительно смягчились. Премьер-министр Сергей Румас выступил в парламенте с докладом, посвященным правительственной программе. Традиционно для Белоруссии документ содержит общие заявления о том, что будет сохранена преемственность, и не содержит никаких революционных предложений. Второй его хрестоматийный постулат, вызывающий скептическую улыбку местных аналитиков, – «повышение уровня благосостояния населения и конкурентоспособности экономики», пишет корреспондент «НГ» в Белоруссии. А дальше и вообще заговорили о регулировании цен, безусловном достижении «ориентиров, намеченных планом пятилетки» и т.п. В общем вернулись к привычной риторике.

«Либеральная» риторика тоже пока сохранилась, но видоизменилась. Начали с того, что правительство готово отказаться от уголовного преследования за экономические правонарушения. После атаки оппозиции было добавлено, что «готово», но силовики-то действуют «строго по закону». Иными словами, сначала надо менять законы. Это не компетенция правительства. Де-юре этим должен заняться парламент, а де-факто законы у нас вводит глава государства. И вряд ли он поддержит идею декриминализации сферы бизнеса. Как и «силовая оппозиция» «экономическому блоку».

В итоге всё свелось к разговорам о возможности «реформ».

Фон Клаузевиц называет такое явление «трением». «Деятельность на войне подобна движению в противодействующей среде. Как невозможно в воде легко и отчетливо воспроизвести самые естественные и несложные движения, простую ходьбу, так и на войне обычных сил недостаточно, чтобы держаться хотя бы на уровне посредственности… Трение или то, что мы обозначали здесь этим термином, делает легкое с виду трудным на деле», пишет Карл фон Клаузевиц в своем знаменитом труде «О войне». Как мне кажется, всё это верно и для области экономики. Экономические знания сегодня не являются «тайной за семью печатями». При желании ими может овладеть любой разумный человек. Однако в жизни и успешных экономик и успешных бизнесменов гораздо меньше, чем людей, умеющих читать. «Трение» делает трудным реализацию даже правильных стратегий. У нас – такая же картина.

Трение можно преодолеть только приложением силы к «объекту». Это только в идеальном мире без трения достаточно «объект» слегка подтолкнуть – и дальше он будет двигаться в данном направлении сам по себе и без остановки. В реальном мире всегда есть сопротивление движению. Иными словами, чтобы дело двигалось, надо прикладывать усилия, преодолевать «трение». Одной, даже правильной стратегии, тут мало. Она необходима, но её недостаточно.

Сейчас в нашем правительстве, судя по всему, есть люди, которые более или менее представляют, куда надо двигаться и как. Но вот прикладывать для этого усилия, преодолевать «трение» они, создается впечатление, не очень готовы. Понять их можно, учитывая, на каких именно уровнях «трение» создается: стоит только надавить – и тут же лишишься места. И это в самом лучшем случае. С другой стороны, «механизм» так стабилен, так «проржавел», что без приложения усилий, сам по себе он никуда не сдвинется. Даже при полном понимании ситуации и наличии адекватной программы действий.

И всё же попытки изменить ситуацию стоят усилий. Даже при осознании того, что наш «паровоз» настолько «застабилизировался» и «заржавел», что при достаточно сильной попытке сдвинуть его с места, может просто развалиться.