ЕС не станет отменять санкции

Россия зря рассчитывает на «друзей Путина»

В последнее время появляется все больше сообщений, что какое-то государство Евросоюза намерено поставить вопрос об отмене санкций против России. Насколько реальной является подобная перспектива?

Напомним, в 2014 году после аннексии Россией Крыма Евросоюз наряду с рядом других стран ввел против нее санкции с целью нанесения ущерба, который в конечном счете заставил бы Кремль изменить свой внешнеполитический курс. В дальнейшем ограничения периодически ужесточались.

В настоящее время существуют индивидуальные санкции в отношении российских и украинских лиц и организаций, которые, по мнению Евросоюза, «нарушили суверенитет и территориальную целостность Украины». Таковых насчитывается 151 физическое и 37 юридических лиц.

Помимо персональных, имеются экономические ограничения: 20 российским финансовым институтам, крупным энергетическим компаниям и оборонным фирмам ограничен доступ на первичный и вторичный рынок капитала ЕС. Действует эмбарго на торговлю оружием и запрет на экспорт в Россию товаров двойного назначения для военных нужд, частично закрыт доступ к технологиям в сфере добычи нефти.

Помощник Путина Сергей Глазьев в марте 2016 года оценил двухлетние потери России в $250 млрд. Другие эксперты определяют потери за 2014-2017 годы непосредственно от санкций в $170 млрд плюс $280 млрд потерь валового притока капитала.

Понятно, что ЕС тоже пострадал. Его ущерб оценивается в €40 млрд (0,3% ВВП) в 2014 году и €50 млрд (0,4% ВВП) в 2015-м. Но российский ущерб был гораздо более болезненным, например, в 2015-м он оценивался в 8-10% ВВП.

Тем не менее, перед лицом внешних вызовов политическая система и общество в России до недавнего времени только консолидировались. По этой причине, а также вследствие активной политики Москвы в некоторых странах Евросоюза зазвучали призывы к отмене санкций.

Об этом заявляли премьер-министр Италии Джузеппе Конте, его коллеги в Словакии и Греции Роберт Фицо и Алексис Ципрас, президент Чехии Милош Земан, вице-канцлер Австрии Хайнц-Кристиан Штрахе.

Правда, как показывает практика, при обсуждении вопроса на уровне ЕС решительность сторонников снятия санкций пропадает. ЕС каждые полгода ставит вопрос о продлении санкций, и всякий раз такое решение принимается.

Одной из причин, по-видимому, является позиция Соединенных Штатов, которые угрожают введением вторичных санкций против «нарушителей конвенции». Тогда в случае выхода из санкционного режима Италии ее бизнес может оказаться под ударом как со стороны европейцев, так и со стороны американцев.

Кроме того, до сих пор европейские санкции были сфокусированы исключительно на украинском вопросе. Однако сейчас в свете серьезных обвинений в причастности к отравлениям в Солсбери и во вмешательстве в выборы поводов для наказания России может оказаться значительно больше. И тут уж отступление от общих принципов ЕС вряд ли будет понято его большинством.

Наконец, существенное падение рейтинга всей российской политической элиты, включая президента, показывает, что усилия Запада были не столь уж бесполезными. В этих условиях даже щедрое российское спонсирование «дружеских режимов», вроде венгерского или итальянского, уже может не дать требуемого эффекта.

На этом фоне вполне реалистичным выглядит прогноз программного директора Российского совета по международным делам Ивана Тимофеева, отнюдь не противника сегодняшней российской действительности, согласно которому «как минимум в ближайшие шесть лет следует ожидать ужесточения санкционной политики».