Что дают новые рабочие места

Всякий так или иначе заинтересован в оптимизации ресурсов, которыми располагает. Но у большинства получается, как у Генриха Гейне: «Я сеял драконов, а сбор жатвы дал мне блох». В настоящий момент это в определенной степени верно для белорусской промышленности, сельского хозяйства, торговли, инвестиций и доходов населения. Рынок труда – возможно, единственное место, где все еще растут драконы, но другие.

Возьмем данные занятости и безработицы населения за последнее полугодие. За это время занятость в экономике сократилась на 82 тыс. человек. При этом зарегистрированная безработица существенно не возросла. В Могилеве, например, занятость сократилась на 9,1 тыс. человек. Было бы логично предположить, что эти люди хлынули в службу занятости. Отнюдь: численность зарегистрированных безработных сократилась. В Гомельской области занятость уменьшилась на 16,45 тыс. человек, при этом численность безработных снизилась на 1 тысячу человек.

Аналогичная ситуация сложилось во всех других областях, за исключением столичной области и самого Минска. Тут занятость сократилась при одновременном росте численности населения (в основном за счет мигрантов), незначительно возросла зарегистрированная безработица, но создано много новых рабочих мест. В Минске количество трудоустроенных граждан «на вновь созданные рабочие места за счет создания новых предприятий и производств» составило 15024 человека, в Минской области – 5271 человек. Всего в народном хозяйстве страны создано более 35 тысяч таких новых рабочих мест.

Имеет смысл задуматься о качестве «новых рабочих мест», которые по идее должны обеспечивать большую производительность, эффективность, новизну производимой продукции... При то, что показатели производства региональных валовых продуктов повсеместно падают, сокращаются объемы промышленного производства, инвестиции, внешний товарооборот, доходы населения, ухудшаются финансы организаций, падает удельный вес отгруженной инновационной в общем объеме отгруженной продукции (в Минске – с 17,6% до 13,5%).

То есть все это происходит вопреки логике создания новых рабочих мест? Или даже благодаря ей, в соответствии с которой увеличивается не производство чего-то нового, а поставка на рынок прежней «осетрины второй свежести»?

Каждый вправе выбирать для себя подходящий вариант интерпретации. Можно такой: за полгода в стране официально создано 35 тыс. новых рабочих мест, 82 тыс. отказались от официальной занятости в пользу самостоятельного заработка хлеба насущного. Следовательно, за полгода образовалось более 100 тыс. новых рабочих мест. Но они не обеспечили ни прироста общественного производства, ни доходов трудящимся.

Парадоксальным образом практически не повышается регистрируемый уровень безработицы, что свидетельствует об увеличении работников, которые отказываются от участии в официальной экономике. Напротив, доля работников, уходящих в тень от государства, растет. Когда этот процесс остановится, не знает никто.