Экзамен на государственную состоятельность

На 11 сентяря назначены выборы в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь? Как вы полагаете, станут ли парламентские выборы препятствием или, наоборот, стимулом для разворачивающейся нормализации отношений Беларуси и Запада?

Валерия Костюгова. Насколько можно судить из официальных и полуофициальных комментариев представителей госаппарата, Минск рассчитывает на дальнейшую нормализацию отношений с ЕС и США. Так, например, глава ЦИК Лидия Ермошина прогнозирует, что «международные наблюдатели могут смягчить свою оценку предстоящей парламентской избирательной кампании». При этом, насколько можно судить, власти Беларуси расценивают «пропуск» в парламент представителей оппозиции (как и целом – демократизацию избирательного процесса) как уступку станам Запада.

Как если бы распределение ответственности за актуальную государственную политику и обеспечение устойчивой коммуникации с обществом было необходимо странам Запада, а не самому правящему классу Беларуси. Возможно, страны Запада в этом действительно заинтересованы, но не в большей степени, чем Минск. И их заинтересованность в демократизации политической жизни Беларуси, т.е. устойчивых механизмов передачи власти, лежит в том же поле, что и заинтересованность в нормализации отношений с Беларусью, а именно в поле региональной безопасности.

Из европейского опыта развития революций, войн и «спокойных времян» прямо следует, что самозамкнутость правящей группы и длительная блокировка альтернативных подходов к управлению страной – прямой путь к дестабилизации. Иллюзии контроля над всеми процессами опасны прежде всего для тех, кто ими питается, а для окружающих – лишь как вторичный эффект паралича государственных институтов (в том числе у стран-соседей).

«История – это кладбище элит», – говорит Вильфредо Парето, но у белорусских элит искаженное восприятие происходящего. Возможно, потому, что они воспринимают себя как «первые», до которых ничего не существовало, и поэтому они пытаются торговать тем, что в действительности должны покупать. Речь прежде всего о стабильности. Белорусская стабильность целиком иллюзорна, поскольку держится на институте одной персоны. Правящий класс не располагает никакими механизмами ни закрепления своего положения, ни обеспечения работы государственного аппарата – в случае проблем с этой единственной «скрепой» стабильности. Лукашенко – лишь по ему ведомым причинам – до сих пор не согласен даже обеспечить статус партии ОО «Белая Русь», несмотря на ее абсолютную лояльность главе государства.

Партийная система, равно как и представители партий в парламенте, – все это нужно не только и не столько партийным активистам, оппозиции или Западу, – это необходимо прежде всего самому правящему классу Беларуси. Чтобы иметь надежные механизмы воспроизводства государства. Несмотря на сложные времена, какие-то там якобы стачечные ячейки на заводах или вероятную активность добрых соседей. Регион вступил в полосу нестабильности. Глупо надеяться, что эту зону можно миновать без институциональных изменений. Ни Беларусь, ни Казахстан, ни Кыргызстан эту зону не преодолеют без экзамена на состоятельность государственных институтов. 

Комментарии

состоятельность может быть критична для самих государственных институтов этих государств. к сожалению, ни элиты, ни народы об этом не задумываются. да и думать-то не хотят

Гость

состоятельность может быть критична для самих государственных институтов этих государств. к сожалению, ни элиты, ни народы об этом не задумываются. да и думать-то не хотят

Гость

Калі сапраўды існуюць 'белорусские элиты', гэта само па сабе значыць, што стабільнасць трымаецца НЕ на 'институте одной персоны'.

Прагноз пра будучыя перамены ў Беларусі - харошая штука. Звычайна ён даецца з той жа пэўнасцю, з якой Хаджа Насрэдзін абяцаў шаху навучыць ішака размаўляць.

ВР
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.

{* *}