Бюджет-2016: мы выбираем хорошее

8 декабря эталонная Brent впервые за последние шесть лет упала в цене ниже 40 USD за баррель. К этому моменту многие аналитики снизили прогнозируемые цены на сырую нефть в 2016 году. В текущем году средняя цена нефти на нью-йоркской товарной бирже составила 49,6 USD за баррель. Белорусский Совмин между тем одобрил проект Закона о республиканском бюджете на 2016 год исходя из «высокой» части диапазона прогнозов цен на нефть (50 USD / баррель). Открытый вопрос: одобрит ли Палата представителей данный документ до конца года в уже откорректированном виде, или же бюджет-2016 будет пересматриваться в течение будущего года?

Как отмечают эксперты, проект бюджета-2016 отражает чрезмерный оптимизм правительства в отношении важнейших бюджетных параметров. Явно завышенным, в частности, выглядит расчетный курс национальной валюты (18200-18300 BYR / 1 USD на 1.01.2016) и предстоящие темпы ее ослабления – не более 5%. И если плохие прогнозы по нефти окажутся состоятельными, то – поскольку курс рубля опосредованно привязан к ее цене – средние прогнозные его значения потребуют корректировки уже по итогам первого квартала будущего года. А следом будут пересчитаны и суммы доходов бюджета от внешнеэкономической деятельности, и рост расходов за счет увеличения стоимости обслуживания госдолга, ect.

В чем проблема, как говорится? Не первый раз белорусское правительство зашивает в бюджет оптимистические показатели, а затем пересматривает их по ходу дела. С другой стороны: почему бы не попробовать сверстать более реалистичный бюджет с самого начала? Поскольку сложно допустить, что чиновникам выплачивают премии за корректировки бюджета. Это более сложный вопрос, чем может показаться «на вскидку», и пока мы располагаем лишь двумя относительно правдоподобными объяснениями.

С одной стороны, «оптимистический» бюджет отражает убежденность властей в том, что в реформах и реструктуризации экономики жесткой необходимости нет. И что пассивное ожидание «счастливого случая» (восстановления российского рынка при параллельном увеличении спроса на продукцию Белпрома и повышательного тренда на нефтяные цены) – лучшая из возможных стратегий. В конечном счете, бюджетные значения можно ухудшить, потом еще раз ухудшить – и ухудшать в соответствии со средней скоростью адаптации граждан и субъектов хозяйствования к ухудшающимся условиям жизни и экономической деятельности. Эволюционность и постепенность – вот ключевые составляющие этой стратегии, которая является контр-реформационной по смыслу и направленности.

С другой стороны, пересмотры бюджета – необходимая часть игры, в которую вовлечены ангажированные лоббистские группы. Так, например, корректировка бюджета текущего года, состоявшаяся в конце сентября, подняла его доходы на 6,6 трлн BYR (на 4,2%) при том, что расходы увеличились на 11,9 трлн BYR (на 8,4%). Списания долгов, рост финансирования и прочие большие и малые радости для стагнирующих отраслей белорусской экономики удобней проводить в условиях дефицита времени и «по факту». В канун же нового отчетного периода принято делать строгое лицо и демонстрировать решимость сокращать неэффективные затраты. Словом, бюджет с оптимистическими параметрами – необходимая часть этой игры.

Так или иначе, события в регионе и нефтяные тренды не способствуют избыточному оптимизму и ожиданиям благоприятного случая. Планируй изменения в экономике – не планируй – они все равно произойдут. В нашем случае – при минимальном участии властей.