Кастрычніцкія тезисы

Кастрычніцкі эканамічны форум (КЭФ) стал главным поствыборным событием для аналитического сообщества. Впервые после 11 октября прозвучал ответ на вопрос, какую стратегию развития предлагает Администрация президента всем нам на ближайшие пять лет. Итог: нам не предлагают ничего, хотя могли бы. Оговорка в последнем предложении довольно важна, поскольку она содержит ожидания «либеральной» части белорусского истеблишмента (если такая формулировка вообще имеет право на существование).

Самым оптимистическим анализом можно назвать доклад Ян Чул Кима, главы представительства Всемирного банка в Беларуси, который он представил во время своего выступления на КЭФ. Грубо говоря, перевести белорусское общество из «режима экономии» в «режим роста» возможно. У стран со схожим высоким уровнем Индекса человеческого развития уровень дохода на душу населения в два раза выше. Что, по мнению главы представительства ВБ, говорит о значительном потенциале роста благосостояния в стране.

Почему нет смысла продолжать обсуждать стимулы потенциального роста белорусской экономики объяснил Кирилл Рудый, помощник президента по экономическим вопросам. «Реформы неочевидны для людей, принимающих решения. Реальная информация от компетентных, ответственных лиц в полной мере не докладывается и искажается, что объясняется уходом от ответственности, чувством страха, апатии. Это формирует разрыв между теми, кто обладает компетенцией и теми, кто принимает решения».

«Причина по которой советник президента не может ответить на простой вопрос, что будет дальше, заключается как раз в отсутствии политической воли на реформы его (и страны) непосредственного руководителя», – это уже анализ TUT.by речи Кирилла Рудого. Надо отметить, что Рудый за последние две недели стал самым цитируемым сотрудником Администрации президента. Однако, судя по всему, рост его аппаратного влияния не соответствует количеству упоминаний в СМИ.

Закончим этот обзор статьей генерального директора бизнес-школы IPM Павла Данейко, которая была подготовлена еще в сентябре, но в полной мере отражает страхи, опасения (официального Минска) и ожидания (аналитического сообщества). «Мир меняется, а Беларусь нет, поэтому она в этот общемировой контекст не вписывается.Все дискуссии в белорусском обществе по-прежнему идут по повестке 90-х годов: приватизировать/не приватизировать – все это вчерашний день. А вот дискуссии о будущем, которое нас ждет, в обществе не слышно. Белорусов вообще трудно заставить смотреть хотя бы на год вперед, не говоря уж о 10-15 годах».

Экспертная дискуссия, продолжавшаяся почти месяц с 11 октября, со дня даты выборов, до 6 ноября, когда состоялась пятая инаугурация Александра Лукашенко, в целом сводится к резюме: вместо реформ нас ожидает деноминация и, судя по всему, кризис идей на уровне всех официальных институтов. А. Лукашенко – а с ним весь аппарат – на старте 5-й каденции оказались не в состоянии предложить сценарий нового экономического развития страны.