К проблеме внешнеполитических циклов

В воскресном интервью БТ глава белорусского внешнеполитического ведомства Владимир Макей вкратце проанализировал историю и нынешнее состояние взаимоотношений нашей страны с Западом. При этом была отмечена их цикличность, возникшая, по его словам, «не по нашей вине и не с нашей подачи». Насколько адекватным представляется данное определение?

Андрей Федоров. Надо полагать, под цикличностью здесь понимается то, что в рассматриваемых отношениях происходят периодические ухудшения и улучшения, то есть они представляют собой своего рода колебательный процесс с некоторой относительно устойчивой частотой.

Но тогда возникает вопрос о причинах упомянутой цикличности. Отчасти Владимир Макей сам дает на него ответ, говоря, что «мы, вообще, противники того, чтобы развитие отношений, развитие сотрудничества зависело от каких-то отдельных событий».

При этом, правда, сами события не конкретизируются. Впрочем, для их выделения не требуется проведения глубокого исторического исследования. Без особых проблем можно выяснить, что в основном они связаны с президентскими и парламентскими выборами.

Как правило, в преддверии их объединенная Европа и Соединенные Штаты имели некие надежды на проведение этих электоральных кампаний в соответствии с демократическими стандартами и потому старались каким-то образом заинтересовать в этом официальный Минск. Когда же чаяния Запада не сбывались, следовала более или менее жесткая реакция – в зависимости от уровня брутальности действий белорусских властей. И насчет того, чья была подача, есть серьезные разногласия.

Кстати, любопытно было бы знать, какой период имел в виду министр, когда говорил, что западные партнеры отошли от адекватной оценки вклада Беларуси в региональную и международную безопасность и стабильность «на определенном этапе». Насколько помнится, начало этим процессам было положено еще весной 1995-го, то есть менее чем через год после избрания первого президента.

Конечно, время от времени такую стройную временную последовательность нарушали другие потрясения, как, например, знаменитый «канализационно-дипломатический» скандал в 1998 году или вытеснение Консультативно-наблюдательной группы ОБСЕ в 2002-м, которые приводили к похожим результатам, в частности, визовым санкциям.

Но сейчас, как следует из интервью, главная забота властей состоит все же в том, чтобы попытаться нарушить эту самую цикличность, добившись, наконец, своей легитимизации. С одной стороны, предпосылок к очередному кровопролитию на сей раз вроде бы не наблюдается. С другой – отсутствие оного всегда было необходимым, но не достаточным условием…