Необходим ли Минский консенсус 3.0?

Как вы полагаете, потребует ли очередное вооруженное обострение на Востоке Украины очередных мирных переговоров или затухнет само с возвращением к последнему «Минскому консенсусу»?

Олег Богуцкий. Не следует слишком драматизировать нынешнее вооруженное обострение на Донбассе, и вот почему. Главная проблема этого конфликта заключается в том, что на данный момент – и в обозримой перспективе – он зашел в глухой тупик и его мирное разрешение практически невозможно.

С одной стороны, Украина не может разрешить этот конфликт военным путем и навязать возвращение Донбасса на своих условиях. С другой – в Кремле, похоже, осознали, что весь этот проект «Новороссия» был глупой и недальновидной авантюрой, которая создает все больше ненужных проблем. Но, с третьей стороны, Владимир Путин пока явно не готов к полной капитуляции и возвращению фактически оккупированных территорий без каких-то существенных уступок со стороны Киева. То есть, для мирного разрешения в данный момент нужно поле для компромисса, а вот его как раз нет и пока не предвидится.

Если кратко сформулировать итоги Минского процесса, то Кремль в обмен на возвращение Донбасса требует от Украины, в-первых, согласиться на «особый статус» этого региона (фактически – федерализацию), во-вторых, на легитимизацию сепаратистов посредством выборов, а, в-третьих, принятие разрушенного региона и сепаратистов, которые легализуются на выборах, на финансовое обеспечение Киева. Для любого украинского руководителя, который бы пошел на такие условия, это стало бы политическим самоубийством. Да и Украине как государству это создало бы массу долгосрочных и краткосрочных проблем. Иными словами, Украине вообще нет никакого смысла хоть что-то «платить» Кремлю за возвращение Донбасса.

Отсутствие масштабных военных действий на Донбассе, а также международное давление и санкции против России вполне приемлемы для официального Киева, время сейчас работает на него. Украинские власти могут пока просто подождать (оккупация региона не стала для Украины критической ни по одному параметру). А вот Кремлю как раз необходимо искать выход из ситуации. С этим, очевидно, связано и нынешнее вооруженные обострение: Кремль пытается создать для официального Киева хоть какой-то дискомфорт. При этом полномасштабное вторжение маловероятно: едва ли Путин готов решать возникшие проблемы посредством их многократного увеличения.

Что касается перспектив переговоров, то вполне естественно, что в том или ином формате он будет продолжаться. Этого хочет Европа, а Москва и Киев, в свою очередь, намерены демонстрировать свою публичную готовность к диалогу. Да и ряд текущих проблем нужно решать в постоянном режиме (тот же обмен пленными).

Есть ли шанс у Александра Лукашенко еще раз принять у себя в гостях ведущих мировых лидеров? Теоретически – да. Даже Барак Обама вроде как готов присоединиться к посредничеству (по словам посла США в Киеве, «если его об этом попросят»). Но в реальности это маловероятно. Фрау Меркель и месье Олланд вряд ли захотят пойти на имиджевые риски, напрямую посредничая в очевидно неразрешимом пока конфликте. Что касается Обамы… А насколько Вашингтон заинтересован в разрешении российско-украинского противостояния? Этот конфликт объективно Штатам выгоден, так как, во-первых, он – пусть и медленно – ведет к ослаблению Россию и путинского режима; во-вторых, он вносит свой вклад в ухудшение отношений Европы и Кремля. 

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.