Новая реальность валютного рынка

Президент Беларуси 18 декабря на совещании по экономическим вопросам заявил о том, что Беларусь не будет бежать за Россией и девальвировать белорусский рубль. На ваш взгляд, насколько реалистичным выглядит сохранение нынешних темпов плавной девальвации национальной валюты?

Александр Муха. Необходимо отметить, что после совещания у президента белорусские банки начали пересматривать в сторону повышения котировки белорусского рубля в обменных пунктах. Так, если по итогам торгов на Белорусской валютно-фондовой бирже официальный курс Нацбанка увеличился на традиционные 10 руб. до рекордных 10890 руб. за 1 долл., то банки, в свою очередь, начали устанавливать курс продажи долларов США на уровне 11490-11690 руб. за 1 долл.

В результате котировки доллара США в обменных пунктах банков уже превышают официальный курс Нацбанка на 5,5-7,3% при максимальном допустимом отклонении в размере 2%. Таким образом, Беларусь фактически вновь вернулась к практике множественных обменных курсов. Следует отметить, что множественность обменных курсов и другая дискриминационная валютная практика запрещены Статьей VIII Устава Международного валютного фонда, участником которого является и Беларусь.

Действия банков спровоцировали резкое усиление спроса на наличную иностранную валюту со стороны физических лиц. Как следствие, во многих обменных пунктах иностранная валюта исчезла. Одновременно банки, судя по всему, решили ограничить продажу наличной валюты населению.

При этом для физических лиц недоступна и конвертация рублевых вкладов в депозиты в иностранной валюте. По сути, банки в одностороннем порядке ввели ограничения на покупку валюты в безналичном порядке. К сожалению, это еще больше подогревает валютный ажиотаж, вспыхнувший среди населения.

Таким образом, на наших глазах происходит необъявленная девальвация белорусского рубля по отношению к основным иностранным валютам со всеми вытекающими негативными последствиями. В их числе падение уровня жизни населения, обесценивание рублевых сбережений, удорожание импортной продукции, увеличение долговой нагрузки, связанной с обслуживанием и погашением совокупного внешнего долга и внутренних обязательств в иностранной валюте.

В целом в текущей ситуации возможная резкая девальвация белорусского рубля представляет серьезную угрозу экономической, финансовой и политической стабильности в стране. С этой точки зрения целесообразным выглядит задействование всех доступных рыночных инструментов с целью сдерживания девальвационных и инфляционных процессов в экономике. В данном случае речь может идти об ужесточении монетарной и фискальной политики, ограничении зарплат работников, привлечении внешнего финансирования, диверсификации экспорта, реализации структурных реформ. И, разумеется, одновременно нужно исключить практику множественных обменных курсов и валютных ограничений.

В этом случае Беларуси удастся ограничить темпы девальвации белорусского рубля и избежать российского сценария падения национальной валюты.

В конечном счете, необходимо осознавать, что сама по себе девальвация развращает экспортеров и лишает их стимулов к повышению эффективности своей деятельности. Ведь зачем в этом случае экспортерам повышать свою конкурентоспособность и работать над завоеванием новых рынков сбыта, если очередная девальвация перераспределит средства остальных участников экономики (включая население) в их пользу. Однако здесь закономерно встает вопрос о том, а нужны ли нам такие экспортеры? Или, может быть, лучше перейти к практической реализации структурных и рыночных реформ и реальной борьбе с коррупцией?