Когда торг уместен

Как известно, в парламент поступил на ратификацию договор о ЕАЭС. Накануне А. Лукашенко сориентировал депутатов не останавливаться ни перед чем, защищая интересы белорусского государства в работе над текстом Договора о ЕАЭС. Как вы полагаете, перед чем именно следует «не останавливаться» депутатам? Как скоро и в каком виде А. Лукашенко ждет ратификации договора?

Андрей Поротников. Конечно, заявления о «не останавливаться не перед чем» можно отнести и на счет пристрастия А. Лукашенко к эмоциональным выражениям. Но очевидно и вполне обоснованное раздражение текущей политикой Кремля.

Во-первых, в связи с российской агрессией против Украины нервирует все соседние с Россией страны. Беларусь – не исключение.

Во-вторых, продолжение войны между двумя нашими крупнейшими торговыми партнерами в состоянии обрушить их экономики, а следом и белорусскую. Кроме того, это повлечет расширение санкций Запада против России, что косвенно будет бить и по нам.

В-третьих, и самое главное, возникают сомнения в способности России и далее оказывать поддержку Беларуси хотя бы в текущих размерах. А участие в ЕАЭС для официального Минска носит сугубо меркантильный характер. Но геополитическое положение России таково, что щедрость в прежнем объеме она себе позволить не сможет. Об этом в частности свидетельствует и перспектива так называемого налогового маневра, связанного с резким ростом налога на добычу полезных ископаемых (нефти), при одновременном снижении размера вывозных таможенных пошлин. На которые так рассчитывают белорусские власти.

Относительно перспектив ратификации: сомнительно, чтобы белорусская сторона могла отказаться от ратификации договора о создании ЕАЭС. Если только Минск не будет действовать в связке с Астаной. Но в последнем случае можно будет говорить о фактической смерти одного из любимых проектов В. Путина – евразийской интеграции. Вот только реакция Москвы может оказаться непредсказуемой.

Пока ситуация выглядит как продолжение торга между официальным Минском и Москвой. При этом аппетиты белорусской стороны растут, а возможности российской – снижаются.