Был ли у Лукашенко план?

Согласно появившейся информации, в интервью Euronews Александр Лукашенко заявил, что Запад не принял его план урегулирования ситуации в Украине, когда конфликт находился еще в зародыше. Существовал ли такой план, и в чем он мог состоять?

Андрей Федоров. В том, что официальному Минску в самом деле хотелось бы прекращения кровопролития статус-кво в Украине и восстановления ее территориальной целостности, сомневаться, пожалуй, не приходится. Хотя нельзя отрицать, что в каких-то аспектах данные события являются для него выгодными, по большому счету в складывающейся ситуации минусы перевешивают.

Главный из них в том, что, несмотря на регулярно высказываемую убежденность в отсутствии у Кремля желания вести войну с кем бы то ни было, белорусские власти, судя по всему, совсем не так уж уверены в его миролюбии. В том числе и в отношении «главного союзника».

Поэтому упомянутый план вполне мог существовать. Другое дело, что крайне сложно представить, каким он мог быть. Определенной подсказкой может служить то обстоятельство, что изложен он был неким неназванным западным политикам, которым было обещано, что «в случае реализации предложений белорусской стороны ситуация нормализуется...» Но «Запад не согласился с этим планом».

То есть, выходит, главная роль отводилась Западу. Исходя из того, что формально претензии Кремля на первых порах сводились исключительно к опасениям, будто подписание Украиной Соглашения об ассоциации с Евросоюзом нанесет огромный экономический ущерб ее партнерам по зоне свободной торговли в СНГ, можно допустить, что идея заключалась в сближении между двумя организациями – ЕС и ЕАЭС.

В пользу этой гипотезы говорит тот факт, что на этапе зарождения последней структуры всеми тремя ее лидерами неоднократно высказывались надежды на «интеграцию интеграций».

Не зная, в чем конкретно состояли детали предложенного проекта, невозможно, разумеется, ответить на вопрос, что в нем не вызвало энтузиазма у объединенной Европы. Впрочем, даже если бы та пошла навстречу, идея заведомо бы к успеху не привела. Ибо очень скоро стало совершенно очевидно, что цель Москвы заключалась совсем в другом – вообще не пустить Киев в ЕС. А когда она осознала, что осуществить этот замысел цивилизованным способом не удастся, в ход пошли сначала «зеленые человечки» в Крыму, а потом и открытая вооруженная агрессия.

Теперь уже совершенно ясно, что кардинальные противоречия между Россией и Украиной делают нереальным практически любое мирное разрешение конфликта. Не исключено, что его удастся заморозить, но полностью снять проблему может только окончательное достижение своей цели одной из сторон.