Может ли «тюркский мир» стать альтернативой «русскому»?

? На прошедшем в Бодруме (Турция) IV саммите Совета сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ) лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев высоко оценил экономический и транспортный потенциал стран-участниц. В каких отношениях и в какой степени «тюркский мир» и связанные с ним интеграционные проекты являются конкурентными продвигаемому Москвой «русскому миру»?

Андрей Федоров. Поскольку ССТГ в нашей стране не слишком широко известен, представляется целесообразным дать о нем хотя бы общую информацию.

ССТГ или Тюркский совет – организация, объединяющая тюркоязычные государства. Она была создана 3 октября 2009 года Азербайджаном, Казахстаном, Кыргызстаном и Турцией. На упомянутом саммите к ним подключился Туркменистан, так что на сегодняшний день из потенциальных членов вне данной структуры остались лишь Узбекистан и не признанная никем, кроме Анкары, Турецкая Республика Северного Кипра.

Общий объем ВВП пяти нынешних участников ССТГ превышает USD1,3 трлн. В планах альянса – расширение экономического и торгового сотрудничества, а также создание единого культурного пространства.

При этом особо обращает на себя внимание состоявшаяся в рамках мероприятия встреча президентов Азербайджана, Турции и Туркменистана, в ходе которой обсуждалась возможность транспортировки каспийских углеводородов в Европу. Ведь страны-участницы, расположенные в бассейне Каспийского моря, обладают огромными запасами нефти и газа, вывоз которых на Запад неизбежно будет осуществляться через Турцию.

Российское руководство до сих пор своего отношения к созданию ССТГ внятно не выражало. Что же касается экспертов, то одна их часть оценивает Тюркский Совет скептически, тогда как другая воспринимает его с определенной настороженностью, усматривая в этом попытку Анкары реализовать свои давние пантюркистские замыслы.

По-видимому, нельзя отрицать, что некоторые основания для беспокойства у Кремля могут иметь место. Скажем, при реализации планов транспортировке энергоресурсов неизбежно возникнет угроза господствующим позициям России на этом рынке.

Кроме того, на ее территории существует несколько автономных республик тюркоязычных народов, что при неблагоприятных обстоятельствах может стать существенным фактором ослабления российского государственного единства.

Кстати, отдельные проблемы уже возникли: на состоявшемся в конце мая саммите, где был создан Евразийский экономический союз (ЕАЭС), Нурсултан Назарбаев категорически выступил против вхождения в него Армении вместе с Нагорным Карабахом, за что Ильхам Алиев в том же Бодруме выразил ему горячую признательность. Между тем, как известно, Ереван в новый союз активно проталкивает Москва.

Тем не менее, при сохранении еще недавнего статус-кво «тюркская интеграция» даже в отдаленной перспективе вряд ли смогла бы стать альтернативой ЕАЭС. Все-таки ее второй ведущий «локомотив» – Казахстан – экономически пока в гораздо большей степени связан с Россией и с Китаем, нежели с партнерами по ССТГ. Немалые проблемы создает также нехватка в организации общих границ. Наконец, между отдельными участниками существуют серьезные противоречия, как, например, между Туркменистаном и Азербайджаном из-за принадлежности каспийских газовых месторождений.

Однако в условиях наблюдаемого резкого усиления напряженности между Россией и цивилизованным миром вследствие ее поведения в отношении Украины трудно быть уверенным в том, что Москве удастся сохранить обеспечивающий ее политическое влияние экономический потенциал. В случае же его значительного сокращения на идее воссоздания «русского мира», скорее всего, можно будет поставить крест, и события начнут развиваться совсем в ином направлении…