Чрезвычайно ограниченные полномочия премьера

Александр Лукашенко устроил очередной разнос правительству за плохое продвижение белорусской продукции («В основе лежат складские запасы») и, соответственно, наделил премьер-министра Михаила Мясниковича чрезвычайными полномочиями. Каким образом эти полномочия могут сказаться на исправлении «складской» ситуации?

Софья Лихутина. Сам Мясникович объяснил складские перегрузы коротко и адекватно: низкая конкурентоспособность местных производств и неумение продавать продукцию. То есть премьер в двух словах описал базовые характеристики белорусской социально-экономической модели.

Низкая конкурентоспособность белорусских товаров – производный эффект от низкой конкуренции на внутреннем рынке и шире – неконкурентной среды в экономике и политике. Если мы попытаемся ответить на группу внешне независимых вопросов – почему у нас только один человек рассматривается в качестве достойного преемника себя самого? Почему несколько монополистов контролируют важнейшие сегменты производства и продаж? Почему внутренние инвестиции распределяются директивно? – то ответ на них будет один: потому что в стране нет конкуренции. И наши власти сделали все, чтобы предотвратить ее появление, равно как и формирование среды, в которой она могла бы цвести буйным цветом.

Неумение продавать продукцию – личная заслуга Александра Лукашенко, который 20 лет своей деятельности посвятил искоренению спекулянтов и посредников. В результате почти все, кто умеет продавать, – либо в тюрьмах, либо за границей. С другой стороны, «неторговость» белорусов – эффект директивного распределения ресурсов, при котором отсутствуют стимулы торговать и конкурировать. Более того: высшее руководство, похоже, до сих пор не верит в принципы разделения труда и верит в то, что производить и торговать – это приблизительно одно и то же. Оно также верит в то, что управлять и торговать тоже вполне может один человек. Так сказать, по совместительству. Глава МИДа или министр промышленности.

Могут ли чрезвычайные полномочия премьера эту ситуацию как-то образом разрешить? В нашем случае понятно, что эти полномочия недостаточны для осуществления реальной модернизации системы. Словом, это какие-то ограниченные полномочия – как бы их там не называли. Этих полномочий недостаточно, чтобы запретить министрам и президенту торговать и торговаться (в контексте наличного административного рынка). Единственное, что премьер может сделать – это карать еще жестче за невыполнение каких-нибудь показателей. Например, за недостаточно эффективную разгрузку складов от результатов производства, которые далеко не всегда являются товарами в общепринятом смысле.

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.