Конфликты в «тройке» неизбежны

? Премьер-министр Мясникович призвал ликвидировать все еще действующие в рамках ЕЭП ограничительные меры в отношении Беларуси. Какие ограничения и изъятия продолжают действовать в отношении РБ и почему? Насколько вероятно решить этот вопрос на уровне правительства и в какие сроки?

Татьяна Маненок. Единое экономическое пространство таможенной «тройки» стартовало с 1 января 2012 года. Основные документы по созданию нормативной базы ЕЭП включают 17 соглашений. Они нацелены на то, чтобы в ЕЭП заработали единые принципы регулирования экономик, проводилась общая внешнеторговая, налоговая, денежно-кредитная, валютно-финансовая, промышленная политика и т.д. И пока эти соглашения не заработают, равноправной конкуренции в «тройке» не будет.

Ибо партнерам по ТС еще предстоит снять административные, финансовые и технические ограничения на пути свободного движения товаров, внедрить единый сертификат происхождения продукции стран «тройки», выйти на единые технические регламенты, отладить механизм равного доступа к госзакупкам и т.д.

В то же время усиление конкуренция на российском рынке объективно сужает возможности белорусского экспорта в Россию. При этом невозможность самостоятельного принятия решений по защите национального рынка (а теперь эти вопросы относятся к компетенции ЕЭК) ухудшит позиции белорусских производителей также и на внутреннем рынке. Эта ситуация будет стимулировать белорусские власти лоббировать единственное – механизмы защиты внутреннего рынка.

Претензии белорусов

Сегодня в развитие тех 17 соглашений, которые были подписаны тремя странами и соответствующим образом ратифицированы, наднациональный орган ТС – ЕЭК – продолжает работать над пакетом документов – а их около 50.

Ситуация осложняется тем, что планируемый на старте ТС коллективный формат вступления в ВТО «тройственным союзом» провалился: Россия первой из «тройки» вступила в эту организацию. Что в результате спровоцировало конфликт интересов: страны-участницы ТС видят в ЕЭП прежде всего возможность расширения рынков сбыта своей продукции, в то время как интеграционный лидер «тройки» – Россия уже открыла границы для импортной продукции.

Это означает, что риски создания ЕЭП в условиях разноскоростной интеграции будут возрастать, а диспропорции в экономическом и социальном развитии стран-участниц ТС будут только увеличиваться.

В этой ситуации белорусские чиновники постараются приложить максимум усилий, чтобы воспользоваться любыми возможностями для защиты и лоббирования интересов отечественного производителя.

В частности, белорусская сторона настойчиво требует, чтобы РФ сняла квоты на белорусское сухое молоко. Существование таких квот первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко назвал «нонсенсом». Белорусская сторона считает нелогичным, что Россия, вступив в ВТО, открывает свой рынок для импортной продукции. «Значит, туда (в Россию) без всякого ограничения может поступить и новозеландское, и австралийское молоко, то белорусское, тем паче, должно поступать в Россию», – заявил В. Семашко.

Беларусь также беспокоит ситуация, что после вступления в ВТО Россия снижает таможенные пошлины на грузовые автомобили, сельхозтехнику, тракторы. При этом для поддержки своего производителя она по сути ввела новый налог.

Добивается Беларусь снятия запрета на ввоз в Россию этилового спирта. Фактически запрет на ввоз в Россию этилового спирта из Беларуси установлен в соответствии с постановлением правительства РФ N34 от 1999 года с учетом приказа Государственного таможенного комитета России N83 от 2002 года. То есть, Россия вошла в Таможенный союз, но формально этот документ продолжает действовать, он не отменен, что противоречит установленным нормам законодательства ТС. В связи с этим и возник такой барьер в торговле. Последний пример – свидетельство того, как торможение реализации соглашений в ЕЭП провоцирует новые споры и конфликты в «тройке».

К примеру, Соглашение о госзакупках в ЕЭП вступило в силу с 1 января 2012 года и должно было обеспечить равный взаимный доступ субъектов хозяйствования трех стран на национальные рынки госзакупок. Однако оно полностью не заработало, ибо Беларусь не приняла до 1 января 2012 года новый Закон о госзакупках, как того требовали договоренности.

Недавно в России был разработан проект федерального закона, согласно которому ограничиваются возможности поставки продукции легкой промышленности, в частности текстиля, на рынок России. При этом предполагалось, что предпочтение при госзаказах и госзакупках получат отечественные производители. Белорусская сторона сразу же отреагировала на возможную «дискриминацию», заявив, что такой подход противоречат двухсторонним договоренностям о свободном движении товаров, положениям договорно-правовой базы Таможенного союза и ЕЭП. Белорусам удалось убедить в этом коллегию Евразийской экономической комиссии, и та приняла решение отменить данные изъятия из национального режима.

Пример еще одного из проблемных вопросов в рамках создаваемого ЕЭП – введение таможенных пошлин на ввозимую в Таможенный союз авиатехнику. На этапе принятия этого решения лоббировались интересы российских производителей самолетов, заявил в феврале 2012 года гендиректор «Белавиа» Анатолий Гусаров. Тем не менее, белорусам совместно с казахстанской стороной удалось добиться того, чтобы до 1 июля 2014 года авиакомпании Беларуси и Казахстана могли ввозить самолеты без таможенных пошлин. Но чтобы успеть обновить свои воздушные парки, Беларусь и Казахстан активно настаивают на продлении этого срока до 2019 года.

Несмотря на наиболее продвинутую в рамках «тройки» сферу сотрудничества – военную, – интеграция здесь также идет не гладко. На это обратил внимание председатель Государственного военно-промышленного комитета Беларуси Сергей Гурулев в интервью, опубликованном в журнале «ВПК. Беларусь». По его словам, партнеры Беларуси по ЕЭП (Казахстан, Россия) боятся появления серьезного конкурента в лице белорусского военпрома. «Играет свою роль определенная боязнь российских и казахстанских производителей появления конкурента в лице белорусских предприятий, предлагающего качественную, но более дешевую продукцию», – отметил председатель ГВПК Беларуси.

«Де-юре, у нас есть общий рынок, территория, граница, но каждый будет отстаивать свои национальные интересы, продвигать свою продукцию и стараться обойти коллег по ЕЭП», – сказал С. Гурулев.

Правда, как считает он, по мере развития ЕЭП «мы все обязательно придем к осознанию необходимости объединения усилий, пониманию недопустимости распыления имеющихся сил и средств».

Белорусская сторона также опасается, что утверждение единых правил оборота алкогольной продукции в ЕЭП грозит сделать белорусский рынок уязвимым перед незаконно произведенной в России водкой. Кроме того, очевидно, что белорусские предприятия не смогут на равных конкурировать с крупными иностранными производителями. Удар может оказаться еще более болезненным, если учесть, что в последние годы благодаря жестким протекционистским мерам государства внутри Беларуси была создана практически бесконкурентная среда, особенно в сегменте водки, – по этому продукту отечественные производители заняли 99,6% рынка страны.

Грядет рост конкуренции со стороны продукции из третьих стран: выполняя свои обязательства перед ВТО, Россия будет снижать ввозные пошлины на алкогольную продукцию. Так, по виноградным винам пошлины снижаются в 1,6 раза, с 20% до 12,5%, при этом ставки для бутилированного вина уравняются со ставками для виноматериалов. Отметим, это значит, что белорусские заводы, наладившие розлив европейских и американских вин, потеряют нынешнее 5-процентное преимущество в пошлинах по сравнению с их зарубежными конкурентами. По вермутам ставки снизятся в два раза (до 10%), по крепким алкогольным напиткам – с 2 EUR/л до 1,5 EUR/л.

Создание единого рынка алкогольной продукции в ЕЭП создаст почву для прихода в Беларусь крупных транснациональных корпораций. И поскольку у страны нет четких планов приватизации алкогольной отрасли, то, как отмечают участники рынка, в Беларуси ТНК выступят, скорее, не в статусе инвесторов, а в роли конкурентов для белорусских товаров.

Непросто идет процесс формирования технических регламентов в ТС. За последние 10 лет сформировалось очень много различий между странами ЕЭП в требованиях, процедурах, методиках испытаний. Каждая страна настаивает на том, чтобы использовать ее нормативные документы. Поэтому по некоторым техрегламентам срок введения их в действие перенесен на более поздние сроки – 2014-2015 годы.

Снова споткнулись о нефть

«Хотелось бы ускорить становление нашего общего, единого рынка, единой экономической и, в первую очередь, промышленной политики для того, чтобы не было каких-то досадных изъятий из общих принципов, которые воодушевленно все разрабатывали и ратифицировали в установленном порядке в наших государствах», – заявил премьер-министр Михаил Мясникович 23 октября на встрече с вице-премьером правительства России Дмитрием Рогозиным.

Надо полагать, что в данном случае белорусский премьер косвенным образом говорил о самом больном на сегодняшний день вопросе для Беларуси – вопросах поставки нефти и нефтепродуктов. Этот вопрос был для Беларуси краеугольным при создании ТС и ЕЭП. Спустя два года он вновь стоит в повестке.

Уличив Беларусь в недобросовестном «растворительном» бизнесе, Россия уже секвестировала нефтяной баланс на 4 квартал 2012 года и намекает, что готова сократить поставки беспошлинной нефти и в 2013 году, если белорусская сторона подпишет нужные документы, которые окончательно прикроют такой бизнес.

Вопросы поставок нефти в четвертом квартале и на 2013 год М. Мясникович обсуждал на встрече в Минске 19 октября с министром энергетики России Александром Новаком. Чтобы решить вопрос в нужном ключе, М. Мясникович убеждал российского министра, что в Беларуси уже приняты прогнозные показатели развития страны на будущий год и обе палаты парламента утвердили бюджет 2013 года.

Помогли ли эти аргументы или, напротив, аргументы российского вице-премьера Д. Рагозина, активно лоббирующего кооперацию военно-технических активов России и Беларуси, но решение нефтяного вопроса было оперативно перенесено на уровень вице-премьера РФ Аркадия Дворковича и первого вице-премьера Беларуси Владимира Семашко – эту тему они обсудят 25 октября в Москве.

Для справки

По данным российских чиновников, на начало сентября 2012 года, Беларусь применяет 13 ограничительных мер в отношении российских товаров.

В частности, российская сторона указывает на отсутствие национального режима российским товарам, работам, услугам при их допуске к госзакупкам в Беларуси (причем, данная мера распространяется на все товары, в том числе сельскохозяйственные), предоставление Беларусью льгот при закупке по лизингу белорусских транспортных средств у производителей.

Мерой, реально ограничивающей поставки российских товаров на белорусский рынок, остается институт специмпортеров. Через этот институт Беларусь проводит политику защиты внутреннего рынка от иностранных товаров, производство которых, как правило, хорошо налажено в Беларуси.

Речь идет прежде всего о ввозе в страну табака и табачных изделий исключительно через специмпортеров, определенных президентом РБ, а также рыбы, морепродуктов, продуктов их переработки исключительно через строго ограниченное число ежегодно определяемых импортеров и алкогольной продукции – также исключительно через специмпортеров, определенных президентом РБ.

Кроме того, российская сторона указывает на административное регулирование в Беларуси импорта, в том числе из России, через обязательное выполнение соответствующего параметра прогноза социально-экономического развития – данная мера распространяется на все товары, в том числе сельскохозяйственные.

В числе ограничительных мер российская сторона также называет обязательную маркировку контрольными знаками кофе, чая, масла растительного, икры осетровых и ее заменителей, соков фруктовых и овощных, вод с добавлением вкусо-ароматических веществ, пива,

слабоалкогольных напитков, масел моторных, моющих средств, антифризов, обуви, принтеров, вычислительных машин, мониторов, мобильных телефонов, материальных носителей, телевизоров, часов.

Она также обращает внимание, что приобретение российских товаров госорганизациями и организациями с госдолей собственности допускается только у производителей или их официальных торговых представителей.

К числу ограничительных мер, существующих в Беларуси в отношении российских товаров, РФ относит ограничение доступа лекарственных средств и изделий медицинского назначения, применение дифференцированных ставок акциза на табачные изделия, исходя из ценовой категории, к которым эти изделия относятся, программы импортозамещения с ежегодным утверждением перечня и объемов производства импортозамещающих потребительских товаров, а также регулирование цен на социально значимые товары (работы, услуги), административные меры по ограничению участия российских поставщиков в процедурах госзакупок.