Патриотизм по расчету

? Движение «Народное большинство России, Украины и Белоруссии» начинает кампанию по сбору подписей граждан за проведение референдума за воссоединение трех государств. Как согласуется такая инициатива с геополитическими представлениями белорусов? Насколько управляемо общественное мнение в РБ по этому вопросу?

Сергей Николюк. Тема патриотизма не зря востребована государственной пропагандой. Для экономически активных белорусов Родина сегодня там, где можно достойно зарабатывать, а нуждающиеся в государственной опеке граждане в условиях экономического кризиса согласятся обменять суверенитет на стабильный рост социальных выплат.

Начну с цитаты, позаимствованной из доклада моего любимого автора на IV Всебелорусском народном собрании: «Суверенитет – это высшая национальная ценность, которую надо каждодневным трудом укреплять и защищать. Никто не будет за нас решать наши проблемы и задачи – ни Москва, ни Вашингтон, ни Брюссель! Мы должны решительно избавиться от ущербной лакейской психологии зависимости от кого–то более сильного и недооценки собственных возможностей».

В приведенной цитате – суть проблемы. В Беларуси сегодня не так-то просто отыскать противников суверенитета, но одно дело – декларативные утверждения, и совсем другое – готовность пойти ради суверенитета на определенные жертвы. Проиллюстрирую данную мысль данными НИСЭПИ (см. табл.). Сторонники объединиться в единое государство всегда были у нас в меньшинстве. Однако в марте 2003 г. на пике падения популярности Лукашенко, вызванного существенным замедлением роста доходов населения, доля желающих жить с Россией под одним флагом была в два раза выше, чем сегодня.

Динамика распределения ответов на вопрос «Какой вариант интеграции Беларуси и России Вы бы лично предпочли?», %(возможно более одного ответа)

Вариант ответа

03\`03

06\`04

06\`06

12\`08

06\`12

Беларусь и Россия должны образовать союз независимых государств, связанных тесными политическими и экономическими отношениями

48

50

45

44

54

Отношения Беларуси и России должны быть такими же, как и с другими странами СНГ

19

26

25

31

29

Беларусь и Россия должны стать одним государством, с единым президентом, правительством, армией, флагом, валютой и т.п.

26

16

22

12

13

 

Заметный всплеск подобных интеграционных настроений был зафиксирован и накануне третьих президентских выборов. Все логично: кандидат в президенты Лукашенко рассматривал «дальнейшее строительство Союзного государства» в качестве стратегической задачи, а Россию – «важнейшим нашим партнером».

Напоминаю в очередной раз о расколе белорусского общества на «меньшинство» и «большинство». Основу «большинства» составляют периферийные социальные группы (пенсионеры, жители села и малых городов, люди с низким образовательным уровнем), словом те, кто не способен прожить без государственной опеки в современных условиях.

Поэтому типичный представитель «большинства» в условиях ухудшения экономической ситуации в стране склонен поддерживать более тесную интеграцию Беларуси. С кем? – Это вопрос вторичный. Так в марте 2003 г. о своей готовности проголосовать на референдуме за объединение Беларуси с Россией заявило 58% респондентов. Что касается доли желающих вступить в ЕС, то она оказалась не на много ниже – 56%. Как восточный, так и западный интеграционный вектор подчитывался надеждой на «улучшение дел в экономике» и «повышением уровня жизни населения».

Интересная деталь: в марте 2003 г. Путин оказался бы вне конкуренции на должность президента объединенного государства. За него было готово проголосовать 42% белорусов, тогда как за Лукашенко – только 18%.

Сам Лукашенко зависимость уровня патриотизма «большинства» от динамики доходов населения хорошо понимает. Процитирую фрагмент его «кандидатской» программы образца 2006 г.: «Но мы сделали главное – создали независимое, динамично развивающееся белорусское государство. Ту основу, которая позволяет осуществить переход страны К НОВОМУ КАЧЕСТВУ ЖИЗНИ».

«Большинство», не располагающее личностными ресурсами для выживания, легко откликается на государственную пропаганду. Не приходится сомневаться в том, что если для сохранения личной власти – пусть и в усеченном варианте губернатора Северо-западного края – Лукашенко пойдет на сдачу суверенитета, то большая часть «большинства» и меньшая часть «меньшинства» поддержит такой разворот на 180?.