«Ростсельмаш» не продается

? По мнению первого вице-премьера Семашко, Беларусь и Россия выиграют от объединения предприятий «Гомсельмаш» и «Ростсельмаш» в холдинг, особенно в связи с вступлением России в ВТО. Какое преимущество дает «Ростсельмашу» вступление в такой холдинг в связи с присоединением России к ВТО? Какие еще сферы российской промышленности могут быть заинтересованы в белорусской «протекции»?

Татьяна Маненок. Желание белорусской стороны создать с помощью белорусско российского холдинга «подушку безопасности» для отечественного «Гомсельмаша» понятно. Нынешний рынок Таможенного союза по кормоуборочным и зерноуборочным комбайнам достаточно емкий. А учитывая сложное положение «Ростсельмаша», конкурентов на этом рынке для «Гомсельмаша» в его ценовой нише сейчас практически нет. Вот почему белорусская сторона, предлагая создать совместный холдинг по производству сельхозтехники – по сути, одну компанию – хочет таким образом надолго застолбить на этом рынке позиции для производителя отечественной сельхозтехники.

Своя логика в этом есть. Оба предприятия производят однотипную продукцию – зерноуборочные комбайны, близкие по своим техническим характеристикам, – зачем им конкурировать на одном рынке? Тем более, что вступление России в ВТО означает открытие российского рынка для импортной сельхозтехники. И хотя ранее первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко заявлял, что это обстоятельство не угрожает «Гомсельмашу» поскольку он находится в безопасной ценовой нише в сравнении с зарубежными конкурентами, тем не менее, опасаться есть чего. Доля «Гомсельмаша» на российском рынке составляет около 30%.

Очевидно, что при вступлении России в ВТО отечественное сельхозмашиностроение станет одной из проигравших национальных отраслей, ибо импортные пошлины на эту продукцию практически по всей номенклатуре сельскохозмашин снизятся с нынешних в среднем 15% до 5-10%. Российские чиновники ранее спрогнозировали, что в этом сегменте произойдет 5-тикратный рост импорта за счет техники известных европейских и американских брендов, таких как John Deere.

В. Семашко однако считает, что обязательства России перед ВТО серьезных проблем для белорусского машиностроения не создадут. По его словам, «там небольшие снижения ввозных пошлин по тому же сельхозмашиностроению, автомобилестроению». Ввозная пошлина по этим позициям может быть понижена с 15% до 10%, кроме того, еще «по трем-четырем позициям в России предполагается снижение пошлин с 10% до 5%". Между тем, белорусский комбайн КЗС-1218 стоит сейчас 178-180 тыс. USD, а ближайший по классу импортный комбайн «Мега-340» – 320-340 тыс. USD. "Есть еще определенный запас по цене для того, чтобы не бояться этого снижения ввозных пошлин до 5%", – считает В. Семашко.

Однако несмотря на оптимизм правительственного куратора отечественной промышленности, в новых условиях работать «Гомсельмашу» будет гораздо сложнее. Ведь одновременно с более высоким градусом конкуренции на российском рынке, Беларусь обязана будет снизить уровень господдержки для промышленных предприятий.

На этот аспект как раз и обратил внимание А. Лукашенко в начале августа во время поездки в Гродненскую область. Он не стал скрывать, что Беларусь интересует не столько «Ростсельмаш» сам по себе, сколько огромный российский рынок. «Если станем еще и российским предприятием, у нас не будет проблем работы на этом рынке», – подчеркнул А. Лукашенко.

Впервые о желании белорусской стороны купить «Ростсельмаш» было заявлено премьер-министром Беларуси Михаилом Мясниковичем в конце июня во время встречи с А. Лукашенко. Эта белорусская идея поначалу воспринималась на уровне фантазии. Но оказалось, что белорусские чиновники заняты ею всерьез. Правда, над концепцией будущего холдинга сильно трудиться не пришлось, ведь она оказалась «зеркальной» предложенному уже альянсу МАЗа и КАМАЗа.

Как заметил В. Семашко, «деньгами здесь не пахнет». По его словам, делается рыночная оценка двух предприятий, чтобы определиться, какой пакет акций нужно отдать в управляющую компанию, чтобы там был паритет – 50 на 50. А то обстоятельство, что «Ростсельмаш» сейчас простаивает без работы, – не проблема, зато дешевле будет стоить.

И хотя этот проект А. Лукашенко уже успел обсудить с премьер-министром России Дмитрием Медведевым (о результатах, правда, не сообщалось), изначально было понятно: вряд ли в России воспримут белорусские предложения всерьез. В Кремле вряд ли на него обратят внимание, пока не подписаны документы по реализации уже лоббируемого проекта – созданию холдинга «Росбелавто». Так оно и оказалось. Отклика у российского правительства белорусское предложение по созданию альянса на базе «Гомсельмаша» и «Ростсельмаша» не нашло.

Зато директор ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш» Евгений Корчевой в интервью БелаПАН прямо сказал, что у Беларуси нет шансов реализовать такой проект. «Гомсельмашу» для начала следовало бы объединиться с кем-то внутри Беларуси, а потом предлагать создать холдинговую компанию «Ростсельмашу», считает Е. Корчевой.

За последние 5 лет «Ростсельмаш» купил несколько предприятий по всему миру, в том числе в США и Канаде: тракторный завод в Канаде Buhler Versatile, активы американских компаний Red Ball и Feterl Manufacturing Corp. В состав «Ростсельмаша» вошла компания Klever, производящая кормоуборочную, прицепную и навесную технику. «Так что «Ростельмаш» сам кого хочешь купит», – заметил Е. Корчевой.

Зато на белорусскую инициативу откликнулся российский концерн «Тракторные заводы» (КТЗ). Он предложил министерству промышленности и торговли РФ рассмотреть свою идею – возможность создания совместной российско-белорусской компании по производству сельхозтехники путем консолидации профильных активов концерна с Минским тракторным заводом (в прошлом году его доля на российском рынке составляла 84%) и «Гомсельмашем». Об этом написала 9 августа газета «Коммерсант» со ссылкой на письмо вице-президента КТЗ Натальи Партасовой. Мотивация для КТЗ – наличие в структуре концерна саранского завода «Сарэкс», специализирующегося на производстве тракторной техники из машинокомплектов МТЗ. В КТЗ считают, что создание совместной компании позволит оперативно урегулировать ситуацию, связанную с «демпингом рынка» со стороны «товаропроводящей сети МТЗ», а также расширить модельный ряд комбайнов КТЗ «за счет технологических решений» «Гомсельмаша».

В Минпроме Беларуси однако эту идею всерьез не восприняли, обратив прежде всего внимание на высокую задолженность КТЗ перед российским бюджетом – около 50 млрд. RUB. Поэтому предложение россиян здесь расценили как «стремление решить свои проблемы за счет белорусских активов».

Так что шансы у белорусской идеи относительно создания альянса «Гомсельмаша» и «Ростсельмаша» пока практически нулевые. Если, конечно, эта сделка не будет замещена другой, более выгодной России. Но для этого, конечно же, потребуется санкция Кремля.

Для справки.

ПО «Гомсельмаш» создано в 1978 году на базе предприятия «Гомсельмаш», основанного в 1930 г. Предприятие специализируется на выпуске самоходных зерно- и кормоуборочных комбайнов, а также комплексов сельхозмашин на базе универсальных энергосредств.

«Ростсельмаш» – группа компаний, состоящая из 13 предприятий со сборочными производствами, расположенными в России, США, Канаде, Украине и Казахстане. Совокупный оборот – более 1 млрд. USD. Выпускает 20 типов сельхозтехники, более 100 моделей и модификаций.

Машиностроительно-индустриальная группа «Концерн «Тракторные заводы» является одним из крупнейших российских интеграторов научно-технических, производственно-технологических и финансовых ресурсов в машиностроении как в России, так и за рубежом. В управлении КТЗ находится более 20 крупнейших предприятий, расположенных в 10 субъектах РФ, а также в Дании, Германии, Австрии, Нидерландах, Сербии и Украине. КТЗ осуществляет деятельность по 5 направлениям: промышленное машиностроение, селзозмашиностроение, производство запчастей и ОЕМ-комплектующих, железнодорожное машиностроение, машиностроение специального назначения. КТЗ на 100% находится в собственности госкорпорации Внешэкономбанк (ВЭБ) – банк получил их в 2010 г. под кредит 15 млрд. RUB. По данным «Коммерсанта», на конец 2011 г. общий долг концерна составлял около 57 млрд. RUB. Сейчас концерном управляет менеджмент во главе с бывшим основным владельцем КТЗ Михаилом Болотиным. Интерес к КТЗ проявляют государственный «Уралвагонзавод» и «Русские машины» Олега Дерипаски.

Комментарии

не знаю насчет гомсельмаша, но ростсельмашу мне кажется присоединение это не сделает никакой погоды.завод достаточно крепко стоит на ногах и впервую очередь думая о сельхозтехнике на ум приходит именно бренд ростсельмаша.

Гость
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.