Знание, незнание, сила

? По информации газеты «Народная Воля», Администрация президента РБ подготовила поправки в КоАП, которые ужесточают ответственность за проведение социологических опросов без аккредитации. Чем можно объяснить эту инициативу АП? Почему власти перестала устраивать прежняя система формальных и неформальных ограничений работы социологов в Беларуси?

Сергей Николюк. Информация по поводу инициированных АП поправок в Кодекс об административных правонарушениях, предусматривающих наказание в виде штрафа за проведение социологических опросов без аккредитации, не осталась незамеченной. Естественно, был высказан и ряд версий, призванных объяснить наезд на независимые социологические службы. Учитывая, что интеграционная активность России вышла на свой очередной пик, появился соблазн объяснить законодательную инициативу белорусской власти попыткой противостоять «имперским амбициям Старшего Брата».

Процитирую фрагмент статьи, позаимствованной на сайте Информационного бюро Солидарности с Беларусью: «…можно считать, что белорусские власти страхуются от вероятного «вторжения» зарубежных – прежде всего, российских – социологических служб на белорусское политическое поле. Такой прецедент уже был в 2010 г., когда российское социологическое агентство Inside, несмотря на отсутствие у него аккредитации, проводило exit-poll’ы в день президентских выборов 19 декабря и первым сообщило о крайне низком уровне поддержки кандидата А. Лукашенко».

Вот такая версия. Но какой смысл искать черную кошку в черной комнате, в которой ее нет по определению? На мой взгляд, удивляться следует не очередному наезду на независимые социологические службы, а тому факту, что худо-бедно они еще могли работать в последние годы. Мы же помним: «в Беларуси не меньше демократии, чем на Западе». Просто у нас ее особая разновидность. Если западная демократия вращается вокруг идеи права, то наша доморощенная – вокруг идеи власти. По крайней мере, так считает сама власть.

Для стабильности подобного вращения гуманитарные знания представляют реальную угрозу как для власти, так и для общества.

Авторитарную власть, управляющую обществом при помощи ограниченного набора команд, избыток знаний поставит в положение сороконожки из анекдота. Но на этом неприятности не закончатся. Авторитарная власть и ее лидер искренне верят, что целью государственного управления является обеспечение граждан хорошими условиями жизни, удовлетворение их непрерывно растущих потребностей (см. статью академика Рубинова «Общество. Власть. Время»).

Знания, накопленные гуманитарными науками, властных альтруистов скорее огорчат, чем обрадуют. Целью власти является получение административной ренты. Ее размер зависит от способности власти (государства) ограничить возможности представителей общества создавать организации. В этом смысле палки в колеса независимым социологическим структурам – это всего лишь эпизод в борьбе за сохранение монопольного права на получение административной ренты группой белорусских «слуг народа».

Но и у общества есть свои причины отворачиваться от зеркала, в котором отражается реальность. Бывшим советским гражданам не так-то просто признать, что большинство из них успешно совмещали выполнение исторической задачи по строительству коммунизма с расхищением социалистической собственности. «Эта их деятельность, – отмечает Симон Кордонский, – иногда основная, не рефлексировалась как форма воровства. Более того, она вытеснялась в социалистическое подсознание «простых тружеников», в то время как в их сознании доминировали идеологизированные комплексы «честного труда во благо прогрессивного человечества».

Я не располагаю соответствующими статистическими данными, но полагаю, что распад СССР и образование независимого государства базовых характеристик белорусской культуры не изменили. Способность к рефлексии по-прежнему не является ее сильной стороной.

Безусловно, кроме объективных причин, служащих ограничительной рамкой для конкретных действий, не следует забывать о субъективных поводах. В качестве такового в данном случае могла послужить конференция в Вильнюсе, посвященная двадцатилетию НИСЭПИ. Я со свечкой в ногах у инициаторов законодательных поправок не стоял. Да и не в поводах дело, причины же лежат на поверхности. Они порождены самой природой белорусского государства и общества.