Минск-Брюссель: ситуация не изменилась

? Пресс-секретарь белорусского МИД А. Савиных призвал ЕС прекратить расширять санкции в отношении Беларуси, поскольку такая практика делает крайне сложными «любые усилия другой стороны по деэскалации напряжения». Какие меры, официально принятые в последнее время белорусской стороной, можно отнести к попыткам снизить напряжение в конфликте с ЕС? Имеются ли признаки кулуарных конструктивных переговоров между Минском и Брюсселем?

Андрей Федоров. К сожалению, ни о каких шагах официального Минска, которые могли бы свидетельствовать о его стремлении начать нормализацию отношений с Европейским союзом, сведений не поступало. В частности, насколько известно, ни один из политзаключенных освобожден не был. Напротив, по свидетельству зарубежных средств массовой информации, Запад был шокирован неожиданно быстрым приведением в исполнение смертного приговора признанным виновными в теракте в минском метро.

Так что о каких «усилиях» шла речь, не понятно. Возможно, конечно, имелись в виду некие секретные переговоры между сторонами. Единственный намек на них был сделан неделю назад болгарским депутатом Европаламента, главой ассамблеи «Евронест» Кристианом Вигенином, по словам которого Европарламент отложил принятие очередной резолюции по Беларуси вследствие получения из Минска сигналов о готовности к «некоторым позитивным шагам».

Однако последовавшее трагическое событие с исполнением смертного приговора вряд ли поспособствовало улучшению взаимопонимания. Кроме того, как представляется, если бы какой-либо путь к сближению позиций действительно наметился, то в такого рода высказываниях МИД не было бы нужды.

Во всяком случае, в аналогичной ситуации в августе 2008 года, когда началось последнее на данный момент потепление отношений с объединенной Европой, никаких официальных заявлений не звучало: белорусскими властями были просто совершены определенные действия, и процесс пошел.

Поэтому очень хотелось бы ошибиться, но, скорее всего, рассчитывать на какое-то смягчение ситуации оснований нет. В пользу такого предположения говорит и не слишком обнадеживающая фраза пресс-секретаря: «Выступая за урегулирование, мы готовы к любым сценариям».