Весна патриарха

/Сила привычки/

Весна патриарха

Уже две недели страна живет без Александра Лукашенко. Беспокойные умы все еще задаются вопросами: куда он исчез, что с ним происходит? Множатся слухи и предположения – вплоть до самых невероятных (заболел, умер, похищен, взят под стражу спецслужбами). Геннадий Невыглас, пытавшийся успокоить общественность сообщением о том, что в субботу Лукашенко одержал очередную не то «оглушительную», не то «разгромную» победу над собственными телохранителями, еще больше стимулировал работу массового воображения. Все ли в порядке с человеком, который 1 апреля затеял хоккей с собственной службой безопасности?

Но вот что интересно в еще большей степени. Две недели без Лукашенко показали, что заводы не остановились, транспорт и другие городские службы работают в привычном рутинном режиме, идеологический конвейер работает и даже солнце встает вовремя. То есть: Лукашенко может играть в хоккей, сколько ему влезет, страна запросто обходится без него. И уж если «стабильная и процветающая» Беларусь не нуждается в Лукашенко, то динамичная и развивающаяся – тем более.

Для того чтобы люди не ощущали себя брошенными в эту безотцовщину, президента время от времени показывают в архивных записях. Прямо как в антиутопиях Рэя Брэдберри и Айзека Азимова. По всей видимости, без чего мы действительно пока не можем обходиться, так это без телевизора и привычных телевизионных персонажей. Так в новых сериях «Ну, погоди!» Волк продолжает говорить голосом давно усопшего Анатолия Папанова.

В наличии этого телевизионного реализатора «реальности» состоит, пожалуй, главное отличие нашей ситуации от той, что описана Г. Маркесом в знаменитом романе «Осень патриарха». В политиках прошлого было еще что-то от античных трибунов – непосредственный контакт с публикой. В то время как современные политики целиком исчерпываются своими медиаперсонажами.

Быть может, недалек тот день, когда президентов будут создавать – по «запросам» избирателей – подобно ведущей новостей Ананове. Тогда и процедура выборов, по всей видимости, будет замещена процедурой коллективного изобретательства. В принципе, уже сегодня технологии позволяют: а) осуществить цифровой ремастеринг видеозаписей любого реального персонажа, б) на основе аудио- и видеоархивов сконструировать его телевысказывание на любую актуальную тему.

Впрочем, во всем этом, похоже, отсутствует момент мобилизации. Трудно всерьез воевать за короля, которого сам склеил. Но с другой стороны: нужны ли все эти войны? Нужна ли эта перманентная мобилизация? Сказано же: уже две недели решаем свои дела без Лукашенко и сможем решать дальше.

Исчезновение диктатора народ у Маркеса обнаруживает не сразу – первыми это «открытие» делают стервятники. Стоит себе президентский дворец – как немое напоминание о власти. И никому до него, в общем, нет дела. Сила инерции. Так и у нас: инерция – вот главный гарант стабильности. Лукашенко, похоже, уже не дает никаких распоряжений – ни силовикам, ни телевизору, ни судьям. Все это пашет в автономном режиме. Работает, так сказать, на износ.

Великая сила привычки обнаруживается в узнаваемой верстке и редактуре государственных газет, не больше нашего осведомленных, почему 3 апреля Лукашенко не совершил запланированный визит в Москву.

Очень важно не нарушить привычный цикл этой социальной машины. Ведь когда Лукашенко вдруг объявится, все ее узлы и агрегаты могут посыпаться.

Метки