Стратегии 2012: За кого голосует «оппозиционное гетто»?

? Четыре субъекта оппозиционного движения считают, что участие оппозиции в парламентских выборах позволит расширить и консолидировать круг их сторонников в белорусском обществе. Как влияет участие в выборах на общественную поддержку оппозиционных сил? Что необходимо сделать оппозиции для сохранения этой поддержки после окончания избирательной кампании?

Сергей Николюк. Когда анализ действий политических субъектов проводится в отрыве от анализа общества, то в лучшем случае мы получаем набор мифологем и благих пожеланий. Их систематизацию относительно участия/неучастия оппозиции в предстоящих парламентских выборах провели недавно Денис Мельянцов и Алексей Пикулик в статье «Выборы или бойкот как цугцванг для оппозиции». Поэтому я не стану повторяться. Остановлюсь лишь на личном вкладе авторов статьи в общенациональную мифологическую копилку.

Начну с цитаты, вырванной из контекста: «Для того чтобы убедить 30-40% избирателей не участвовать в выборах, необходимо иметь солидный уровень поддержки, которого у оппозиции нет». Делая столь решительное утверждение, авторы, по всей видимости, не нашли времени ознакомиться с результатами голосования на прошлых парламентских выборах, а жаль. Согласно опросу НИСЭПИ (октябрь 2008 г.), явка составила 66%, т.е. и в условиях активного участия оппозиции в выборах мы получили явку, для достижения которой якобы требуется хорошо потрудиться приверженцам бойкота. Понятно, что приведенный процент является средним по электоральной больнице. Что касается потенциальных сторонников оппозиции (ответивших отрицательно на вопрос «Доверяете ли вы президенту?»), то среди них приняло участие в голосовании 44% (среди доверяющих президенту – 81%).

Таким образом, и в условиях активного участия в выборах оппозиционных кандидатов, более половины их потенциальных сторонников выборы бойкотировало. Если власть не раскрутит мобилизационную кампанию, то в условиях экономического кризиса процент явки, по всей видимости, будет еще ниже.

Но продолжу цитирование: «Вместе с тем проведение оппозицией общенациональной кампании с использованием легальных возможностей, предоставляемых выборами, но согласно своему плану и своим четко очерченным целям, может стать единственным шансом для объединенных демократических сил «выпрыгнуть» из многолетнего оппозиционного гетто». «Задачей демократических сил в грядущей электоральной кампании может быть привлечение на свою сторону хотя бы четверти из этих «ничейных» 60%. Это уже будет большое достижение».

Прежде, чем прокомментировать данные утверждения, требуется небольшая ремарка: к «ничейным» авторы отнесли электорат, не доверяющий на сегодня «ни власти, ни оппозиции».

Вновь обратимся к исследованиям НИСЭПИ. В декабре 2011 г. на вопрос «Считаете ли Вы себя в оппозиции к нынешней власти?» утвердительно ответило 23% респондентов, отрицательно – 64% и затруднились с ответом – 13%. А теперь обратимся к табл.1

Таблица 1. Доверие к оппозиционным партиям в зависимости от отношения к власти, %



Вы в оппозиции к власти?

Да

Нет

ЗО

Доверие оппозиционным партиям

35

8

6

Интересная получилась «картинка», согласитесь. Из тех, кто сам себя относит к противникам власти, доверяет оппозиционным партиям только каждый третий (чуть больше, если быть честным)! Среди «ничейных» избирателей – таковых всего 6%. Так стоит ли тратить ресурсы на то, чтобы «выпрыгнуть из оппозиционного гетто», если его пространство освоено в лучшем случае на одну треть!

Мне могут возразить, что уровень поддержки кандидатов оппозиции на президентских выборах существенно выше. Да, это так. Но на президентских выборах и явка под 90%. Это прямой результат мощных мобилизационных кампаний проводимых властью. Мобилизуя своих сторонников, власть одновременно мобилизует и своих противников, поэтому кандидаты оппозиции на президентских выборах собирают урожай со всей площади оппозиционного «гетто» за счет протестного голосования.

О предложениях бороться за «ничейных» избирателей («болото») я слышу уже не первый десяток лет. Без таких предложений не обходится ни одна избирательная кампания. Но я что-то не припомню итоговых отчетов, в которых бы анализировались результаты подобных «выпрыгиваний». С помощью же социологических общенациональных опросов с их погрешностью в 3% зафиксировать изменения уровней поддержки оппозиционных партий по результатам предвыборной агитации не представляется возможным (табл. 2).

Таблица 2. Динамика доверия оппозиционным партиям, %

1207

608

1008*

609

910

1210*

611

19

18

18

19

15

16

20

*Опросы проводились непосредственно после завершения парламентских и президентских выборов

Что касается ответа на классический вопрос «Что делать?», то его бессмысленно пытаться формулировать без анализа как текущей социально-экономической ситуации в Беларуси, так и теоретических моделей, в которых эта ситуация может быть описана.