КГБ защитил страну от Femen

? По словам координатора движения Femen А. Гуцол, участниц акции перед зданием КГБ в Минске неизвестные люди «задержали, вывезли в лес, облили маслом, отобрали документы, остригли, угрожали ножом и сняли все это на видеокамеру». Можно ли было белорусскому КГБ более адекватно отреагировать на этот перформанс Femen?

Аркадий Нестеренко. Реагировать нужно было не так серьезно. Безусловно, оценка со стороны Комитета, что это «грубая спланированная провокация» – это перебор с игрой в осажденную крепость, граничащий с какой-то лютой паранойей. Публичное арт-высказывание, пусть и с политическим контекстом, – это что угроза национальной безопасности? Или молочные железы могут подорвать стабильность в самой центральной европейской стране?

Как к этому нужно было относиться? Однозначно спокойней. Списать топлесс от девушек из Фемен на бесплатный подарок ко дню контрразведчика, который выпадает на 19 декабря. Или зачесть авансом на день чекиста. Короче, сохранить хорошую мину при плохой игре. Раз уж проворонили саму акцию. Тем более что изначально всю эту историю максимум можно было расценивать как невинный щелбан белорусскому КГБ.

Последующая история с похищением, избиением, угрозами активисткам Фемен – это на самом деле уже даже не щелбан. Это удар по... скажем, репутации генерала Зайцева. Потому что, если вначале был пусть и неприятный, но на деле лишь медийный шум, то в итоге генерал Зайцев и его ведомство получили международный скандал и серьезные репутационные потери.

Добавлю, что есть, как минимум две версии того, кто похитил активисток Фемен (традиционно всплыла и версия, что похищение – «всего лишь дешевый самопиар»). Первая версия «железобетонная» – сотрудники КГБ в отместку за дерзость, смелость и т.д. Эффекты: Комитет лишний раз показал свою неадекватность и неумение реагировать на актуальные вызовы таким образом, чтобы не травмировать общественное мнение.

Вторая версия «витиеватая» и заключается в том, что к этой истории могут иметь отношение ребята из ОАЦ. Версия не идеальная, но в её пользу говорят несколько аргументов: а) доказать преданность и показать, кто держит все под контролем; б) показать неспособность Комитета адекватно разрулить скандальную ситуацию; в) добавить еще одно очко в копилку аргументов о необходимости ослабить КГБ. Это вообще отдельная история, поэтому я лишь пунктиром ее обозначу. В ноябре из центрального аппарата КГБ было уволено 150 человек. И все разговоры о том, что борьба силовиков в Беларуси закончилась – это, мягко говоря, не совсем так. Эти увольнения, арест Е. Полудня и создание Следственного комитета – это все из одного сериала. Поэтому, можно допустить, что Фемен нечаянно оказались на волне клановых разборок.

С другой стороны, сказанное выше, на самом деле, не принципиально. Потому что неважно, кто это сделал: КГБ, ОАЦ, МВД и т.д. Можно сказать с уверенность одно. Это сделали мерзавцы.

И последнее. Эта история с Фемен крайне симптоматичная. Потому что лишний раз подчеркивает оторванность Беларуси даже от ближайших соседей. Фемен – это продукт публичной политики. Если угодно, это лучшее доказательство того, что идеалы Майдана еще работают – даже несмотря на посадку и безумное количество уголовных дел против Юлии Тимошенко. В Беларуси вместо политики мы имеем дело с крайне закрытыми комьюнити (и со стороны госинститутов, и со стороны оппозиции), где логика принятия решений не то что не прозрачна, порой она просто не поддается пониманию.

Поэтому и в случае с Фемен имеем не медиа акцию, а криминальный триллер. Слава Богу, без жертв…