Революция по своим правилам

? Организаторы кампании «Революция через социальную сеть» заявили, что дальнейшее направление деятельности кампании решится на Народном сходе 8 октября. Какова перспектива сотрудничества сетевой молодежной кампании «РЧСС» и Народного схода, который организует ряд оппозиционных движений? Каков наиболее подходящий формат такого взаимодействия?

Аркадий Нестеренко. Мне кажется, что лучший формат взаимодействия этих инициатив – параллельное существование, оставив попытки конвергенции за скобками. Потому что таргет группы данных инициатив достаточно разные. Наверно нельзя сказать, что они принципиально разные. Но в то же время есть важное отличи.

Народный сход – классическая оппозиционная игра, в которую ангажированы активисты оппозиционных структур. Для данной социальной группы, за последние уже почти два десятка лет, словосочетание «быть в оппозиции» стало своего рода работой. И утопично ожидать, что к данной инициативе подключатся «широкие народные массы». РЧСС – совсем другая история. Можно сказать история наоборот. РЧСС изначально позиционировалась как кампания вне (старого) оппозиционного дискурса. Т.е. это была как бы низовая инициатива людей, которые устали от власти, и которые одновременно, скажем мягко, не видят в лице оппозиции альтернативу. И я полагаю, для РЧСС было бы куда полезнее поддерживать этот имидж, а не включаться в чужую игру.

Опыт лета-2011 показал, что в Беларуси есть социальные группы готовые реагировать на актуальную политику на эмоциональном уровне. И в то же время оппозиционная риторика не находит серьезной поддержки. Собственно как и риторика власти. Политика оперирует словами – программами, резолюциями, декретами, референдумами и т.д. Но этот канал связи у нас настолько плотно заблокирован, что коммуникация на данном уровне, практически невозможна.

Можно написать десятки антикризисных программ, стратегий и планов, но эффект будет таким же, как и до написания. Медиум протеста – эмоции. Протест оперирует действием. Летом мы видели точку эмоционального поворота – когерентность экономической нестабильности (в нашем случае экономического провала) с позитивным вау-фактором от участия в акции. Вызовет ли позитивный вау-фактор очередное оппозиционное собрание? Нет.

Оппозиция все еще ждет протест пролетариата, не замечая, что у вчерашнего пролетариата уже давно выросли дети, и сегодня куда актуальней делать ставку на протест хипстеров, чем на несогласие рабочих. Еще летом я слышал историю о стачке на МАЗе, которую очень жестко подавили с помощью бойцов спецназа, при этом выполнив требование рабочих, подняв им зарплату. Как говорит Борис Гройс, протест считается успешным, если он хорошо продается, – и неудачным, если он продается плохо.

Я не знаю, была ли та забастовка на МАЗе в самом деле, но если была, то рабочие ее продали вполне успешно – зарплату подняли. Точно так же как июньский «Стоп бензин». Власть его очень удачно купила в виде 30% дисконта на стоимость топлива. Это я все к тому, что эмоциональный протест некому продавать. Его можно только подавить, но это уже совсем другая история (и другая картинка). Поэтому я скорее готов был бы поверить в то, что РЧСС соберет свой Марш миллионов, чем в то, что из связки РЧСС-НС или из самого Народного схода получится что-то толковое.

В целом, лично я не жду от этой осени каких-то масштабных протестов. «Здоровое» большинство по-прежнему относиться к власти как к жене из советского анекдота: немножко боится, немножко хочет другую, немножко обманывает… Короче живет по принципу: стерпится – слюбится.