В поисках выхода из валютного лабиринта

? Премьер-министр Михаил Мясникович уверен в том, что в ближайшее время Беларусь выйдет на реальный курс национальной валюты, устранив спекулятивный спрос на валютном рынке при помощи ресурсов Антикризисного фонда ЕврАзЭС. Однако, по словам министра финансов РФ Алексея Кудрина, ликвидация множественности курсов белорусского рубля как раз является условием предоставления кредита. Может ли Беларусь самостоятельно и быстро разрешить валютный кризис? Какие сценарии действий наиболее вероятны?

Александр Муха. Очевидно, что для стабилизации ситуации на внутреннем валютном рынке вкупе с другими мерами необходимы валютные интервенции со стороны центрального банка, что позволит быстрее определить равновесный обменный курс и запустить работу валютного рынка в нормальном режиме. Однако для осуществления валютных интервенций Национальному банку нужны средства в иностранной валюте. Поэтому реальные возможности для осуществления интервенций на валютном рынке появятся у центрального банка только после поступления первой транши кредита из Антикризисного фонда ЕврАзЭС.

Заявка Беларуси по поводу выделения стабилизационного кредита будет рассмотрена на заседании совета Антикризисного фонда ЕврАзЭС 4 июня в Киеве. В случае положительного решения первая транша кредита в размере USD800 млн поступит в Беларусь, предположительно, в июне. Поступление второй транши кредита в размере более USD400 млн ожидается в начале осени текущего года.

В целом из Антикризисного фонда ЕврАзЭС в течение ближайших трех лет в Беларусь поступит около USD3-3,5 млрд кредитных ресурсов. Процентная ставка по заемным средствам будет находиться на уровне средневзвешенной ставки, по которой заимствуют Россия и Казахстан (т.е. для Беларуси будет ниже рыночной). Для справки: еврооблигации России с погашением в 2020 г. сейчас торгуются с доходностью около 4,7%.

Вместе с тем, очевидно, что для того, чтобы стабилизировать ситуацию на валютном рынке, не стоит дожидаться поступления средств антикризисного кредита. Необходимо оперативно задействовать все доступные инструменты, которыми располагают денежные власти (Нацбанк и Министерство финансов). В частности, речь здесь должна идти об ужесточении монетарной и фискальной политики с тем, чтобы уже в краткосрочной перспективе заметно сократить количество белорусских рублей в денежном обращении.

C точки зрения улучшения ситуации на валютном рынке следует полностью ограничить предоставление рублевой ликвидности банкам со стороны центрального банка, как в рамках стандартных процедур (кредиты овернайт, ломбардные кредиты, сделки СВОП, кредиты под залог закладных), так и в рамках нестандартных операций (льготные кредиты госбанкам для последующего финансирования госпрограмм, обмен депозитами). Сегодня банкам следует искать белорусские рубли не в центральном банке, а на межбанковском рынке (за счет продажи иностранной валюты).

Более того, в связи с сокращением финансирования госпрограмм Нацбанк должен начать выведение денежных средств из пассивов госбанков. К слову, в январе 2009 г – апреле 2011 г средства центрального банка в ресурсной базе банковской системы возросли сразу в 9,5 раз до Br30,675 трлн на 1 мая. Очевидно, что сокращение участия Нацбанка в пассивах банков позволит сократить количество белорусских рублей в денежном обращении, и, тем самым, снизить давление на внутреннем валютном рынке. В качестве положительного момента здесь стоит отметить, что в апреле 2011 г средства Нацбанка в пассивах банков сократились на Br1,011 трлн (или на 3,2%).

Еще одной мерой по изъятию избыточной рублевой денежной массы является повышение нормативов обязательного резервирования по средствам, привлеченным банками у населения и предприятий (в белорусских рублях и иностранной валюте). Например, норматив отчислений в фонд обязательного резервирования Нацбанка по привлеченным рублевым средствам физлиц можно повысить с 0% до 7-8%, что позволит единовременно «связать» около Br700-800 млрд. При необходимости за счет этого инструмента монетарной политики можно связать более Br1 трлн. в абсолютном выражении.

Кроме того, повышение нормативов обязательного резервирования будет способствовать сокращению объемов кредитования и повышению процентных ставок по выдаваемым банками кредитам, что также является положительным фактором с точки зрения нормализации ситуации на валютном рынке.

При этом необходимо продолжить повышение всего спектра процентных ставок на финансовом рынке страны (включая ставки по депозитам). Решение Нацбанка повысить с 18 мая 2011 г. ставку рефинансирования на 1 процентный пункт до 14% является явно недостаточным. Для сокращения спроса на валюту и ограничения инфляционных процессов процентные ставки на финансовом рынке необходимо повышать более решительно, что позволит, с одной стороны, ограничить новое кредитование предприятий и населения, а, с другой стороны, приостановить процесс изъятия денежных средств из банковской системы.

Если говорить о фискальной политике, то здесь нужно сократить финансирование госрасходов (включая финансирование госпрограмм), которые прямо или косвенно связаны с импортом товаров и услуг либо являются материало- и энергоемкими. Кроме того, целесообразным выглядит сокращение зарплат в госсекторе в номинальном выражении. Иными словами, консолидированный бюджет должен исполняться с устойчивым профицитом, что позволит снизить соответствующие финансовые и экономические риски.

Принятие вышеперечисленных мер позволит сократить спрос на иностранную валюту и в целом ограничить инфляционно-девальвационные процессы. Ведь сейчас резкая девальвация белорусского рубля носит спекулятивный характер, ее бенефициаром является узкий круг крупнейших экспортеров, банков и других лоббистов. Все остальные предприятия и население в данном случае проигрывают, поскольку в нынешних условиях фактически происходит прямое перераспределение доходов в пользу экспортеров и банковского сектора.

Например, для осуществления платежей, связанных с погашением валютных кредитов, импортеры и население вынуждены покупать валюту у банков по завышенным курсам (либо рассчитываться по нему в белорусских рублях), что, по сути, приводит к значительному увеличению долговой нагрузки для заемщиков.

Более того, необходимо осознавать, что резкая девальвация уже сама по себе заметно ограничивает предложение иностранной валюты на внутреннем валютном рынке. Получается своеобразный замкнутый круг: зачем экспортеру продавать валюту, если в условиях резкой девальвации он может продать гораздо меньше валюты для покрытия своих рублевых издержек (особенно, если они зафиксированы или растут с гораздо меньшей скоростью по сравнению с девальвацией).

Поэтому для того, чтобы разорвать этот порочный круг и увеличить предложение иностранной валюты, необходимо ограничить девальвационные процессы за счет резкого сокращения денежного предложения в белорусских рублях (как в наличной, так и в безналичной форме). Поскольку в условиях дефицита белорусских рублей в денежном обращении участникам рынка ничего не останется, как продавать накопленную иностранную валюту. Соответственно, по мере увеличения объемов валютных торгов можно ожидать снижения котировок на межбанковском рынке с нынешних спекулятивных уровней (например, в настоящее время на межбанке курс белорусского рубля к доллару США превышает Br8000 за USD1).

На мой взгляд, в краткосрочной перспективе «отмотать» девальвацию и инфляцию назад за счет использования рыночных мер можно, но для этого денежные власти должны задействовать в полном объеме все доступные инструменты. Кроме этого, для того, чтобы выйти на единый обменный курс во всех сегментах внутреннего валютного рынка необходимо снять ограничения для коридора колебаний официального курса белорусского рубля к валютной корзине (включает доллар, евро и российский рубль). Для этого потребуется внесение изменений в Основные направления денежно-кредитной политики на 2011 г. путем принятия соответствующего указа президента.


Комментарии

Горбатого могила исправит. У власти нет плана по решению фундаментальных проблем:

1. Сокращение отрицательного салодо.

2. Создание инвестиционной привлекательности.

3. Переход к рыночной экономике.

4. Нормализация отношений с западом и Россией.

Нынешняя власть не способна решить ни одну из этих проблем. А значит, всё закончится тем что будут выжимать последние соки из тех кто ещё способен двигаться...

Рухавик

Александр, было бы здорово услышать Ваш ответ на этот же вопрос с учетом сегодняшнего решения о девольвации. Спасибо.

Семен

Семен, я думаю решение Нацбанка выглядит не совсем однозначным. С одной стороны, ступенчатый характер девальвации белорусского рубля свидетельствует о желании сбить девальвационные ожидания. С другой стороны, сама по себе единовременная административная унификация обменного курса (ограничение обменных курсов на всех сегментах рынка в размере не более 2% от официального курса Нацбанка) вызывает вопросы у участников рынка, связанные с тем, что еще совсем недавно многие из них (экспортеры и банки) продавали иностранную валюту по гораздо более высоким курсам (вчера на межбанке курс белорусского рубля к доллару США превышал 7000 руб.). Поэтому в текущей ситуации объем сделок купли-продажи валюты на межбанке будет минимальным, все будут ждать, что будет дальше. Соответственно, валюта в обменниках тоже не появится.

В результате и выходит, что для того, чтобы рынок скорее поверил в единый обменный курс (признал его) необходимо принять дополнительные меры по ужесточению монетарной и фискальной политики (включая повышение процентных ставок и др.).

Что касается сохранения действующего коридора колебаний официального курса белорусского рубля к корзине валют (+/-12% к новому центральному значению стоимости валютной корзины 1810,02 руб.), то, на мой взгляд, это решение выглядит нецелесообразным. В текущей ситуации эффективность этого якоря будет относительно невысокой. Напротив, лучше было бы отказаться от каких-либо ограничений по обменному курсу, что является важной предпосылкой с точки зрения постепенного перехода к инфляционному таргетированию в качестве практической схемы реализации монетарной политики в Беларуси. В случае инфляционного таргетирования единственной целью центрального банка являлось бы поддержание низкого и прогнозируемого уровня инфляции.

Александр Муха

я не совсем понял что значит С одной стороны, ступенчатый характер девальвации белорусского рубля свидетельствует о желании сбить девальвационные ожидания.

Т.е. девольвация в 55% это ступень к следуюшей девальвации? и пока на межбанке штиль и доллар не торгуется, как это отразится на курсах?

Семен
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.