Вопрос месяца: где деньги?

? По информации Национального банка, валютная выручка белорусских предприятий значительно превышает прошлогодний уровень. 30% ее предприятия обязаны продавать на бирже по курсу Национального банка. На бирже, помимо продавцов, есть и покупатели. Кто покупает дешевую валюту?

Алена Рыбкина. Согласно официальной статистике Национального банка, валютная выручка предприятий в I квартале 2011 года составила в эквиваленте около 9,0 млрд. долларов США, что почти на 62% превышает уровень аналогичного периода прошлого года. По итогам марта поступление валютной выручки от экспорта товаров и услуг составило в эквиваленте 4,0 млрд. долларов США, увеличившись на 38% к февралю 2011 года и на 82% к марту 2010 года.

Таким образом, только за первый квартал предприятия продали по курсу Нацбанка на бирже 3 млрд. долл. и примерно 1-1.5 млрд. в апреле.

Кто покупает валюту на бирже?

По словам президента, дешевая валюта нужна для оплаты медикаментов, газа и погашения валютных кредитов. Однако вот ведь проблема. Импортеры – поставщики лекарств жалуются на невозможность приобретения валюты по курсу Нацбанка, за исключением узкого перечня лекарств. Растет доля плохих кредитов в банковской системе – по причине невозможности погашения предприятиями валютных кредитов. Опять же, по неофициальной информации, которая, однако, не была официально опровергнута, Беларусь не оплатила февральские и мартовские поставки газа. Возникает неприятный вопрос – кто покупает дешевую валюту?

Есть два варианта ответа. Первый – валюту скупает сам Национальный банк для поддержания ЗВР на минимально приличном уровне и обслуживания долгов правительства. Однако судя по тающим резервам и статистике выплат по кредитам и облигациям, на эти цели не могло уйти 3 млрд. долл.

Вариант два – коммерческие организации, по понятным причинам не нуждающиеся в паблисити. Учитывая, что в настоящее время рыночный курс отличается от официального на 50-60%, неплохая получается маржа за двадцать минут банковских транзакций. Возможность получения такой высокой прибыли, а также разговоры об увеличении доли обязательной продажи валюты до 50-70%, по нашему мнению, просто обязывает Национальный банк быть честным и прозрачным. Иначе, поневоле закрадывается подозрение, что боязнь девальвации – это не забота о народе, инфляции, ВВП и пр., а прибыльный бизнес очень узкой группы людей. И как рассказывают очевидцы борьбы с множественностью курсов конца 1990х гг., чтобы сломать их растущие аппетиты и интересы потребуется не одно совещание у президента.