Беларуси нужна прогрессивная платформа приватизации

? Комментируя принятые правительством меры по реализации положенийДирективы № 4, Вы заявили, что белорусская приватизация будет только номенклатурной и никакой иной. Однако 2.5 года назад Вы предостерегали, что номенклатура «не умеет ни работать, ни создавать собственность и конкурентную экономику». Изменилась ли белорусская номенклатура за это время? Что следует сегодня предпринять белорусскому обществу и бизнес-сообществу, чтобы избежать рисков номенклатурной приватизации?

Леонид Заико. С приватизацией за 20 лет почти все стало понятно. Если брат Черномырдина владеет газовой добычей в Оренбурге, а бывший канцлер Германии работает на службе создателей «Северного потока», то приватизация стала номенклатурно-международной.

А что делается в Украине или Польше? Там также имеют место свои метаморфозы с номенклатурной приватизацией. Еще в 90-ые годы на международных конференциях в Восточной Европе мои коллеги говорили о «сигурантизации» (приватизация с участием «сигуранцы» – иного варианта КГБ), «дефензизации» (попытайтесь понять, что это). Сейчас мои зарубежные коллеги утверждают, что Газпром является филиалом ФСБ России. В ответ им я часто говорю, что, наоборот, ФСБ – филиал Газпрома.

Что происходит? – Конвертация политической власти в экономическую. Грандиозный процесс, который так и не поняли белорусские демократы. И стараются его инициировать. Для кого? Для нынешних элит-лидеров, которые отличаются неконкурентностью, причем по определению. Неконкурентность заставляет эти социальные группы (Лукашенко входит в них) монополизировать административную и политическую власть. И такую власть никому не отдавать, даже часть ее удерживать под собственным контролем.

Белорусский бизнес несет в себе номенклатурную компоненту: обратите внимание, сколько бывших министров, их заместителей и иных чиновников, их детей входит в союзы предпринимателей. Но даже они – своего рода изгои этой группы. Одновременно официальные медиа отрицают наличие номенклатурных кланов в продвижении приватизации.

Боязнь попасться на «первый крючок» привела к тому, что за последние 3 года «планы» по приватизации реализованы всего на 10%. Не правда ли, удивительно. Присвоение собственности пошло по 3-ему тому «Капитала» Маркса, а не по 1-ому тому. Вот и возникла ситуация когнитивного диссонанса – результат белорусских удивительно дремучих представлений о «капитале-собственности» и «капитале-функции». В отличие от классического капитализма с его рыночной экономикой, у нас идет обратный процесс. От капитала-функции – к капиталу-собственности.

Что сможет противопоставить частный инициативный бизнес Беларуси? Свою активную, прогрессивную платформу приватизации. Время для этого пришло. Но и сам национальный бизнес боится таких своих целей. Более того, боится даже собственной тени. Социальной и политической тени.

Вот это действительно проблема. Вывести национальный бизнес из состояния угодливости и «сопения» уже частично получается. Пример – директива №4. Но дальше – море работы. И, кстати, не только ученых, но и для политиков.