Миссия с истекшим сроком

? Согласно сообщению белорусского МИД, с 1 января должно прекратить свое существование представительство ОБСЕ в Минске. Чем вызвано такое решение властей, и каковы могут быть его последствия для международного положения страны?

Андрей Федоров. Действительно, 31 декабря истек срок действия мандата Офиса ОБСЕ в Беларуси. Здешнее руководство решило его не продлевать на очередной год, и, таким образом, число дипломатических миссий в столице, по-видимому, уменьшится на одну единицу.

Несмотря на то, что такие страны, как Великобритания и Германия призвали официальный Минск воздержаться от такого шага, а приступившая к председательству в организации Литва начала неформальные консультации в целях поиска «приемлемого для всех выхода», шансов на то, что данная структура сохранится, крайне мало.

Объяснение состоит в том, что белорусские власти невзлюбили представительство с самого начала, то есть с февраля 1998 года, когда оно появилось здесь под названием Консультативно-наблюдательная группа ОБСЕ. Во-первых, произошло это вопреки их явному нежеланию, под давлением западных стран, причем – что сыграло главную роль – поддержанных на тот момент Россией.

Дальнейшая же деятельность группы только усугубила это отношение, поскольку она пыталась наладить хоть какой-то диалог между оппозицией и властями, которым это было абсолютно не нужно. После нескольких громких скандалов ее сотрудников в нарушение мандата КНГ поодиночке вытеснили в безвизовое пространство, что, естественно, привело к досрочной кончине группы в ноябре 2002 года.

Запад отреагировал на это введением визовых санкций против восьми высших чиновников государства. После длительных переговоров представительство в начале 2003 года возобновило свою работу под новым названием и с новым мандатом.

При этом последний существенно сузил возможности Офиса осуществлять контакты с оппозицией и гражданским обществом и, напротив, расширил сотрудничество с правительством, преимущественно в сфере экономики и экологии. Количество конфликтов сразу же резко сократилось, а потом и вовсе сошло на нет.

Тем не менее, одна неприятная функция у Офиса все же сохранилась: он оказывал содействие делегациям Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) при проведении теми наблюдений за выборами в нашей стране.

А поскольку они ни разу не признали такого рода кампании соответствующими общепринятым стандартам, то понятно, что теплых чувств к Офису не прибавилось. Скорее, наоборот – достаточно освежить в памяти некоторые выступления двухнедельной давности.

В итоге рассматриваемое решение стало следствием долго копившегося раздражения. Вдобавок появилась информация, что с 1 января Офис намерен свернуть свою проектную деятельность. В таких условиях исчезла последняя необходимость в его присутствии.

Что же касается последствий, то их практически наверняка не будет. В отличие от предыдущего раза, сейчас минские власти формально ничего не нарушили, так что в этом плане претензий к ним быть не может. А если Запад и пойдет на принятие каких-либо мер, то вовсе не по причине закрытия представительства.