«Выпьем за Родину, выпьем за Сталина…»

«Выпьем за Родину, выпьем за Сталина…»

Безусловно, пока пропаганда эту песню не поет, но сие вовсе не означает, что мы ее не услышим в ближайшем будущем. Во всяком случае, именно к этому наша страна и идет. Факт создания в Заславле мемориального комплекса «Линия Сталина» в очередной раз подтверждает, какие руководство страны выбрало ориентиры и что станет в ближайшее время одним из главных постулатов государственной идеологии.

Согласен с теми, кто считает основной ею сутью личную преданность президенту, а рассказы про Ефросинью Полоцкую, Кирилла Туровского и т.п. – всего лишь фиговый листок для очень доверчивых, ибо остальным ясно: главнее то, что произошло в Заславле. Тем более, что мнение самой Ефросиньи Полоцкой о происходящем в нашем государстве – при всем желании доподлинно узнать – никому из смертных не дано по определению.

Я поддерживаю тех, кто считает: печально известное упоминание Гитлера и фашистской Германии не было случайной ошибкой. Президент сказал именно то, что хотел сказать. Если кто-то этого до сих пор не понимает, то я настоятельно рекомендую подумать, почему «Линию Сталина» вспомнили именно в нынешней Беларуси?

Сделано это вовсе не из-за особого уважения к сединам ветеранов и не из любви к исторической справедливости. Кому-то очень хочется создать еще один символ сильной власти, так как ничего серьезного эти возведенные в предвоенные годы строения в оборонительном плане собой не представляют. Это понял даже сам Сталин, ибо есть большие сомнения, что без его команды советская пропаганда после войны их даже не вспоминала.

А то, что их «подняли на щит» именно сейчас, весьма показательно. Вдруг пройдет кто-то, задумается над тем, так ли уж было необходимо белорусскому народу очень дорогостоящее строительство Национальной библиотеки, тем более по проекту, которому уже сейчас несколько десятилетий…

Само по себе понятие «сильной власти» вряд ли можно считать чем-то экстраординарным. Примеров подобного свойства можно привести множество. И из далекого прошлого, и из нашего настоящего. Другой вопрос, что вкладывать в понятие «сила»?

Возьмем, например, столь часто вспоминаемую нашими властями Францию. Действительно, у президента там довольно большие полномочия. Руководитель страны тоже может проводить референдумы для того, чтобы, как у нас говорят, «посоветоваться с народом», но именно это и «сгубило» популярного Шарля де Голля. Просто в нормальных странах силу понимают, как торжество законности. Но кое-где в ней видят решимость стрелять в людей.

Очень жаль, что именно такими категориями сегодня мыслят в Кремле. Дескать, в Киргизии власть была «слабой», и Акаеву пришлось бежать, а вот Каримов «показал мускулы». Приблизительно также думают и в минском Красном доме, потому столь часто и настойчиво пытаются показать, что «дело Сталина живет» и никаких «революций здесь не допустят».

Не сомневаюсь, что использование абсолютно никчемных в фортификационном плане оборонительных сооружений вполне пригодно для очередного пиара, вот только хватит ли их прочности, чтобы при случае защититься от собственного народа...

Александр Томкович

30.06.05

 

Другие публикации автора

Перейти к списку статей

Открыть лист «Авторы : публикации»

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.