Временная отсрочка?

Накануне визита министра иностранных дел Беларуси Сергея Мартынова в Польшу глава внешнеполитического ведомства этой страны Радослав Сикорски в эфире польского телевидения выразил намерение, в связи с очередным обострением конфликта вокруг Союза поляков Беларуси (СПБ), поговорить с коллегой «по-мужски». Удалось ли сторонам найти взаимопонимание, и чего можно ожидать в ближайшее время в двусторонних отношениях?

Андрей Федоров. Действительно, реакция Варшавы на события в Ивенце была бурной. Белорусский посол Виктор Гайсенок был вызван в польский МИД, где ему выразили обеспокоенность действиями белорусских правоохранительных органов. В свою очередь, посол Польши в Минске Хенрик Литвин был отозван «для консультаций». Ряд польских политиков выступил с требованием отменить визит Мартынова, а ведущая оппозиционная партия «Право и справедливость», во главе которой стоит брат-близнец президента страны Леха Качиньского Ярослав, даже призвала главу правительства Дональда Туска инициировать в отношении Беларуси торговое эмбарго Евросоюза.

Однако до крайностей не дошло. Как было сказано в сообщении пресс-службы МИД Польши, министры рассмотрели вопросы двусторонних отношений, в том числе, сотрудничество в области экономики и энергетики, сельского хозяйства и культуры. Важным пунктом стало также сотрудничество Беларуси с Евросоюзом, в особенности в рамках политики «Восточного партнерства». Было подписано соглашение об облегчении приграничного движения.

Конечно, без обсуждения острой проблемы также не обошлось: согласно тому же источнику, «особый акцент был сделан на ситуации вокруг польского меньшинства в Беларуси». Но дело, похоже, ограничилось заявлениями. В частности, по словам Сикорского, «сближение Евросоюза с Беларусью зависит от степени уважения прав национальных меньшинств и прав человека». Он также выразил надежду, что «ситуация с польской диаспорой в Беларуси наладится».

В итоге «з вялікага грому – малы дождж», во всяком случае, пока. Ну, активность польской оппозиции вполне понятна, тем более в преддверии приближающихся в стране президентских выборов. А вот чем вызвана такая несколько неожиданная сдержанность властных структур?

Гипотетически можно предположить наличие трех причин. Во-первых, ЕС наверняка не поддержал бы предложение о введении экономических санкций и, скорее всего, вообще не рекомендовал идти на обострение. Складывается впечатление, что в Брюсселе приняли решение не отвечать на не самые значительные происходящие здесь нарушения демократических стандартов, по крайней мере, до поры до времени. Это, впрочем, отнюдь не означает, что там останутся безучастными в более серьезных случаях.

Кроме того, далеко не последнюю роль играет экономический аспект двустороннего сотрудничества. Любое эмбарго – это палка о двух концах, а в условиях кризиса дополнительные потери особенно нежелательны. Опять же, нельзя забывать об упомянутых выборах.

Для строгости анализа следует также допустить еще один вариант, а именно: белорусскому посланнику удалось каким-то образом убедить своих партнеров по переговорам в неправомерности поведения лидеров СПБ. Хотя, честно говоря, зная его высказывания, поверить в это едва ли возможно. Чего стоит хотя бы утверждение, что «белорусские власти не хотят вмешиваться. Обе группы должны договориться сами».

Таким образом, Realpolitik, похоже, в очередной раз возобладала над Moralpolitik. Остается, правда, неясным долго ли это продлится.

Обсудить публикацию

 

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.