Нам всучили «мирный атом»

«Мы никоим образом не должны объяснять какое-либо действие проявлением высших психических способностей, если это действие может быть объяснено проявлением психических способностей низшего порядка»

(Пьер Буль «Планета обезьян»)

Как известно, герой популярного научно-фантастического триллера попадает на планету другой Галактики, где условия для существования жизни аналогичны земным. Но статус повелителя природы принадлежит обезьянам, а люди исполняют функции обезьян. Живут в лесах, трепещут перед обезьянами, которые к ним относятся вполне терпимо. Всего лишь используют в биологических и медицинских целях. Причем ученые обезъяны объясняют наличие известных психических качеств у людей исключительно их подражательными способностями. А определяют свое место в иерархии животного мира тем, что при некогда изменившихся условиях существования люди вынужденно перешли к прямохождению, и поэтому имеют только две конечности, приспособленные для выполнения простейших манипуляций с предметами. Обезьяны же сохранили четыре руки (одновременно и ноги), что позволило им сохранить наивысшие среди всех животных способности перемещаться в пространстве и развили в себе способности выполнять трудовые операции.

Но именно обезьянья цивилизация в итоге оказалась целиком подражательной и зашла в тупик. Когда же герой все таки возвратился на Землю, то к ужасу своему видел, что и в  земном космопорту его встречает обслуга, состоящая из обезьян.

И правильно, не отлучайтесь из дому надолго.

Понятно, что опасность не следует преувеличивать, но помнить о том, какую роль в жизни человеков играет подражание, нужно обязательно. Дабы не потерять человеческий облик, не превратиться в обезьян. Ведь начинается все, как правило, с безобидного желания, чтобы все было не хуже, как у других добрых людей. Так появляются «научные идеологии», «социализмы в одной стране», «самые демократичные конституции в мире», «самые надежные реакторы», «президенты», «мэры» и даже «губернаторы» при наличии полного отсутствия губерний в стране.

Разумеется, многие из некритических заимствований на самом деле производны от высоких соображений, то есть сами поступки имеют в своей основе высшие психические проявления. Тем хуже для них. Именно они и изначально выглядят чужеродными, плохо приживаются, а, будучи насильно укорененными, превращаются в собственную противоположность. Например, формы демократии заявляемые первоначально как высшие, на деле трансформируются в низшие. Их власть над телами и душами, тем не менее, сохраняется, именно как власть низших психических проявлений над высшими.

Все народные трибуны последних лет прекрасно понимали это и сознательно использовали в своих интересах. Поэтому щедро обещают накормить-напоить народ, обогреть жилище, выделить топлива для семейного очага. То есть все многообразие форм человеческой деятельности, смыслов и ценностей, возникших в результате долготрудного развития общественного разделения труда, подчиняется в итоге низшим, во все времена легко решаемым. В активе – малоформатный и неустойчивый бытовой комфорт в доме, в пассиве – передача генеральных функций главы семейства обслуживающему персоналу. Прислуга начинает всем заправлять в доме. И, как в нашем случае, труба газовая становится ценностью базовой.

Нового госпадаря можно называть как угодно (обычно он сам выбирает себе имя и титул и ранг), но по функциям своим остается истопником. По обстоятельствам – единственным, по существу главным. По форме... Одним достаточно позиционировать себя президентом, другие хотят выглядеть всенародно избранными, третьи всенародно пожизненно избранными. Надо ли ломать голову над мотивами, если известно, что стремление к власти является базовым. Разумеется, публично об этом прямо не говорится (хотя проговоркам нет числа), но для доходчивости, для того, чтобы лучше усваивалось почтенной публикой, передача стимулов исходящих от власти вниз осуществляется способами, исключающими апелляцию к ее высшим психическим способностям, если нужный результат достижим на уровне стимулирования инстинктов и рефлексов.

Эту технологию можно считать универсальной, особенности ее применения зависят от качества конкретного социума. Допустим французский премьер не может обратиться к работникам парижского метро с изложением понимания сущности демократии как возможности «з’есці трошкі мясца», потому что они сочтут это издевательством и не просто остановят поезда, а повернут их движение вспять. Дабы вырваться на поверхность, да поездить-погулять по городу Парижу.

У нас же такому пониманию демократии аплодируют даже собрания ученых. Причем, вполне возможно, что, будучи французскими гражданами, они бы и посмеялись и согнали бы с трибуны такого одиозного деятеля. Но ведь они сидят в зале своей собственной академии, чувствуют себя частицой этого народа, потому не могут отказать в этом праве и самому деятелю, а в итоге не считают данную сознательную примитивизацию ни преступлением, ни грехом.

Де мол, не соблазняй малых сих...

Поэтому ограничимся только указанием на «ведомственную принадлежность» собравшихся. Оно предельно лаконичное и конкретное – на съезде ученых были лучшие, надо полагать, из ныне живущих всех существующих в Беларуси наук; знатные физики, механики, математики, биологи, почвоведы, правоведы, философы, социологи, историки, этнографы, энтомологи... И при таком многообразии (полагаем, что были представлены и специалисты, чьи интересы лежат на стыке наук, и представители разных направлений, и соперничающих школ, и просто непримиримые научные оппоненты, которые если одновременно присутствуют, превращают в склоку любое заседание), пришли к трогательному консенсусу – тому, что было сказано, альтернативы нет.

Разумеется, данное совпадение можно объяснить как высокими соображениями, так и низкими побуждениями, но разумнее ограничиться констатацией – значит им всем это нужно.

А год назад, возможно, нужным было другое. Год назад официально тоже утверждалось, что альтернативы разумной альтернативы строительство собственной АЭС в Беларуси не имеется. Поэтому отказываясь подражать цивилизованному миру во многих его, мягко говоря излишествах, во всех этих дорогостоящих и снижающих эффективность управления системах "сдержек и противовесов", его опыт строительства атомных электростанций решено было применить, а во-вторых, использовать в качестве пропаганды решения в пользу строительства АЭС.

Но год назад было клятвенно обещано, что окончательно оно будет принято только после обсуждения на референдуме. Откуда же такое пренебрежение к собственному слову? Опять же наиболее правдоподобным выглядит объяснение, которое можно дать, не прибегая к анализу сложных нравственно-психологических, экономических и политических соображений. И ведь на самом деле народ нисколько не возмутился тем, что ему пообещали посоветоваться, а потом отказались, поставив перед фактом – не такое едали. И наоборот, предположить, что народ высказался бы против АЭС на возможном референдуме, было бы слишком комплиментарным по отношению к народу. Народ ведь никакой не герой – точно так же как и всякий обыватель при прочих равных условиях он считает правильными такие решения, которые лично от него ничего не требуют и непосредственно его миру не угрожают.

А провести «негероический референдум» – организовать свободное волеизъявление народа, обеспечив его по настоящему демократическим образом – власть не может, поскольку это создало бы прецедент, имеющий для ее простых замыслов непредсказуемые последствия. Непредсказуемые, потому что на самом деле никто, ни политики, ни социологи не знают, как на самом деле проголосует народ, появись у него такая возможность.

А какая возможность – если альтернативы нет.

Под знаком безальтернативности проходит и дискуссия по поводу предстоящего строительства с участием специалистов и ученых. Сразу скажем, что и них нет убедительных доказательств необходимости такого строительства. Говорится о необходимости снизить зависимость от поставки энергетических ресурсов из России, но никто не может гарантировать, что она снизится, а не увеличится. Говорят, себестоимость производства электроэнергии в результате снизится на 20%, но вряд ли этот чрезмерно «ощищенный» от сопутствующих обстоятельствах эффект, имеет какое-либо отношение к жизни. Да, вероятно, что Беларуси в скором будущем придется платить намного больше за российский газ, чем сейчас. Но рост цен на энергоносители тянет за собой рост всех цен вообще, а в первую очередь, на другие виды топлива, которые добываются с использованием традиционных. И в чем тогда выгода?

В условиях реальной глобализации цены мировом рынке колеблются в зависимости от задумок ведущих игроков и при этом часто результаты противоречит первоначальным замыслам. Что касается цен на нефть и прочее сырье, то немалую роль играют США, причем выгоду от этого получают и такие их критики, как Венесуэла, Иран и Беларусь. Последняя за счет экспорта продуктов нефтепереработки. И понятно, что не столько успехи в этом деле раздражают США, объявившие о санкциях против «Белнефтехима», сколько сознательный антиамериканизм белорусского руководства, а еще больше демонстративная антидемократическая практика.

Все говорят о падении доллара, но в большей степени следует говорить о девальвации его, используемой в целях национальной экономики. Тот случай, что у вас (у нас) долларов будет столько, сколько вы заработаете, а мы себе недостачу напечатаем.

Исходя из этого, надо оценивать и стоимость строительства АЭС. Пока называют сумму в 3,5 миллиарда долларов, которые взять негде. То есть придется брать в кредит. Но уже через год (еще до начала строительства) это будет уже 4 миллиарда, а к окончанию после всех корректировок смета потянет и на 10 миллиардов. Чистых затрат при негарантированной выгоде.

К списку того, чего нет, надо добавить еще и отсутствие площадки для строительства, которая где-то будет выбрана.

В общем, преимущества не настолько очевидны, чтобы заявлять об альтернативности, и в срочном порядке начинать строительство. Тогда почему? А потому что нынешней власти, которая неплохо питалась от проекта Союзного государства, нужен новый долгоиграющий и привлекательный для иностранного участия проект. Тут и россияне завяжутся, и украинцы, а там еще какие-либо шведы с французами. И строить будут до 2020 года. И пока будут строить, все силы и все внимание общества будет сосредоточено на стройплощадке. А кто ж прораба в разгаре стройки меняет.

Вот вам и повод для заявления главной потребности. Высокий или низкий, пусть каждый судит сам.

Однако интересны и оговорки «борцов за ядерное дело». В интервью «КП в Белоруссии» заместитель председателя президиума НАН Беларуси Владимир Тимошпольский заявил, что белорусский реактор будут, скорее всего, строить российские партнеры. И потому – что это на века и потому, что «говорить с ними легче, и переводчики не нужны».

Ну просто дух захватывает – собираются забетонировать миллиарды, но не забывают об экономии на переводчиках. Потому что гг. академики плохо учились в школе, языками не владеют?

Вот такое объяснение.

Обсудить публикацию

 

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.