Зона невидимости

? Недавно «Белорусский партизан» опубликовал докладную директора Информационно-аналитического центра при Администрации президента Нины Шпак. В докладной констатируется, что идеологическая работа в нашем государстве ведется не слишком успешно, и, прежде всего, из-за слабого аналитического обеспечения этой работы. А также из-за недостаточного профессионализма журналистов госСМИ и утечек информации из госорганов.  Представляется ли вам диагноз главы ИАЦ верным? Если да, то отчего государству не удается скрестить пропаганду и аналитику? И есть ли у вас предположения – по каким причинам случаются постоянные утечки информации из государственных органов ?
Янов Полесский: С подобным диагнозом я бы в принципе согласился, но лишь отчасти – иначе расставляя акценты в самих выводах. Например, я не стал бы утверждать, что государственные СМИ плохо работают. Ведь что такое «государственные СМИ» в нашей ситуации? Это важнейший элемент пропаганды. И если не забывать о том, что, скажем, классические западные масс-медиа – это симулякры (в том смысле этого термина, в котором его использовал Жан Бодрийяр: репрезентация чего-то, чего на самом деле не существует), то система государственных медиа Беларуси – это симулякр в квардате, симулякр симулякра, копия копии без оригинала. И чем лучше госСМИ симулируют симулякры, тем лучше реализуется их идеологическая функция. В современной системе вынужденного принятия власти задача пропаганды должна состоять не в том, чтобы прививать правильные политические взгляды и ценности, но в том, чтобы у людей по возможности вообще не возникало политических мнений и вопросов по поводу политики. Поэтому белорусское телевидение и газеты переполнены неполитической, чисто развлекательной информацией – подробностями из жизни современных псевдобогов (скажем, кинозвезд), рецептами какой-нибудь там кухни, ток-шоу и пр. Зритель и читатель должен развлекаться, а не просвещаться по поводу своих политических прав и свобод, или думать о том, насколько разумно расходуется государственный бюджет.
Что отсюда следует? Что наше государство, вопреки предположению Нины Шпак, осуществляет идеологическую работу более или менее успешно как раз потому, что не стремится обставить ее качественной экспертизой и аналитикой. Да и зачем, с другой стороны, портить две хорошие вещи – пропаганду и экспертизу? Это равно что горчицу на сахар намазывать. Верую, ибо не могу проверить – вот целевая установка идеологической машины.
Еще раз подчеркну: вопреки широко распространенному мнению, я полагаю, что весь смысл этих двух сестер – идеологии и пропаганды (если исходить из кровных интересов правящей группировки) состоит не в том, чтобы прививать какие-то ценности вроде «христианских», «европейских», «славянских» или каких бы то ни было еще, но в том, чтобы эти ценности слишком глубоко не укоренялись. Чтобы человеческие ценности были далеки от нас: впервые так об идеологии – об идеологии как пустоте – заговорил Джордж Оруэлл. Дело в том, что ценности – это в некотором отношении критерии оценки того, что происходит. Власть, озабоченная тем, чтобы ее оценивали так, как она того пожелает, вынуждена варьировать критериями. По этой же причине она практически не нуждается в экспертах. Предположим, эксперты получают задание оценить такие-то и такие-то правительственные решения на предмет эффективности. Зачем такая экспертиза группе людей, которая заинтересована в прямо противоположном – чтобы ее решения были по возможности скрытыми от любой внешней оценки? В принципе Нину Шпак, как и других правительственных экспертов, понять легко: они становятся нужны все менее, денег им дают все меньше, поскольку узка группа лиц принимающих решения, и, соответственно, имеющая доступ к эксклюзивным благам.
Что касается утечек информации, то здесь мы имеем дело с эффектом, прямо связанным с закрытостью системы власти. Чем больше закупорена система – тем больше сливов и утечек, которые используются, во-первых, для борьбы группировок внутри власти, во-вторых, для выноса в публичную сферу проблем, которые не могут быть решены внутри узкого бюрократического пространства (при этом независимые СМИ выполняют функцию компенсаторной политической публичности). Вообразите себе герметично замкнутый корабль, в котором нет иллюминаторов, а все выходы на палубу охраняются вооруженными людьми. Люди, находящиеся на нижних палубах, понятия не имеют, куда они плывут. Считается, что на Благодатный Запад или там Юг (им об этом время от времени – в перерывах между развлекаловом – говорят по радио). Но проблема в том, что люди на открытых палубах тоже через некоторое время теряют всякую связь с реальностью: в частности, точно неизвестно, стоит корабль, или плывет (с машинами и винтами имеют дело только люди, находящиеся там, внизу). Тут и возникают различные слухи, сливы и утечки. В сущности, это единственный рабочий канал обмена информацией.
Обсудить публикацию

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.