Таблетки от кашля

«Мы накопили на заводе холодильников огромное число этих холодильников. Приехали к Задорнову (российскому министру финансов), говорим – забирай, а он говорит, что ему не нужны холодильники»
Александр Лукашенко на сессии парламентского Союза России и Беларуси 21.01.99 г. 

Выступая недавно перед депутатами палаты представителей, заместитель премьер-министра Андрей Кобяков, назвал рост отрицательного баланса внешней торговли главной проблемой белорусской экономики.

Правительство наконец соизволило публично высказать озабоченность по этому поводу. Не связанные обетом молчания, обязательным для людей государевых, неангажированные экономисты уже на стадии подготовки прогноза социально-экономического развития на текущий год высказали сомнение в достижимости  запланированных результатов. После утверждения его президентом дружно отмели возможность достижения полумиллирдного положительного внешнеторгового сальдо в течение года. Первые месяцы года подтвердили их правоту. Правительство же отреагировало заявлением о том, что при всей важности внешнеторгового баланса, гораздо важнее платежный баланс страны, в котором отражены не только финансовые результаты внешнеэкономической деятельности, но и движение всех денежных средств, который приходят и уходят из страны. А ситуация здесь такова, что Беларусь активно привлекает кредиты, которые использует для инвестирования и при этом вполне успешно справляется с обслуживанием своего внешнего долга.

И, в общем, так оно и есть. Однако неизбежно встает вопрос об эффективности использования заимствованных средств. Пока ведь речь идет только о вложениях как чистых расходах, разумность которых может быть доказана только в том случае, если будет произведена конкурентная продукция и продана с изрядной выгодой. То есть надо заработать столько, чтобы рассчитаться по долгам, но и оставить себе на производственные цели, на налоги государству,  на зарплаты работникам, на пособия иждивенцам. Иначе получится как в советские времена – зарубежный держатель капитала, желая вынести за свои границы малорентабельное или даже вредное производство, кредитовал стране Советов покупку современного оборудования, а плату за него взимал готовой продукцией. В итоге из выгод страна имела загаженную природу, рост профессиональных заболеваний работников, низкую оплату их труда, и  не имела продукции, которую партнеры «любезно соглашались» принять в качестве оплаты за кредиты.

Под давлением текущих и не всегда приятных повседневных забот уже как-то подзабылось, какое огромное количество импортного промышленного оборудования осталось вообще неиспользованным после краха командно-административной экономики.

Да и то сказать – никто денег тогда не считал. Ни в масштабе страны, ни в масштабе предприятия. Все суетились над внедрением той модели хозрасчета, которая позволяла до минимума снизить ответственность предприятия за свое поведение на рынке (которого, собственно, и не было) и максимально конвертировать получаемую выручку в фонды потребления предприятия и зарплату работника. Сейчас, правда, такой вольницы вроде бы нет, все под контролем, но и результатов особых нет. Если, к примеру, учесть объемы взаимных неплатежей субъектов хозяйствования и рост складских запасов готовой продукции 

Что же касается нынешнего растущего дисбаланса внешней торговли, то его правительство как бы и не замечало. Демонстрировали рост ВВП, промышленного и сельскохозяйственного производства, снижение ресурсоемкости, реальных доходов и прочие приятные вещи, утверждая при этом, что экономика адаптировалась к новым условиям хозяйствования.  

Об успешной адаптации можно говорить только тогда, когда экономика демонстрирует конкурентоспособность. А о достижении ее конкурентоспособности должно свидетельствовать уменьшение до нуля отрицательного сальдо и выход на положительный рост сальдо внешней торговли. И это на самом деле было бы «окончательным решением» этого вопроса для страны, которая обречена в своей экономике использовать в основном привозные ресурсы. Все остальное – временные меры: которые только затягивают кончину. Причем эти паллиативы достигаются исключительно средствами достаточно сомнительной политики. Это преференции, получаемые Беларусью в рамках проекта строительства Союзного государства. Срок уже прошел достаточный, чтобы сказать, что своей абсурдности он достоин самой важной «шнобелевской» премии по разделу  государственного строительства. За это время в мире образовалось до полусотни новых государств, рухнуло несколько «новых  исторических общностей людей», практически все из этих государств записались в члены «кружков по интересам», и только два «святых» славянских государства не могут договориться на предмет, в какой очередности и какими кусками станут обносить двух равноправных государей на пиру победителей.

Да что там говорить, до сих пор считают, кто друг другу больше задолжал. Хоть начинали при Ельцине с взаимного списания всех долгов. С «обнуления» отношений. Тем не менее, строительство будет продолжено. «Строительство» продолжается, хоть после объявленной Путиным курса «мухи – отдельно, котлеты – отдельно», Россия стремится исключить практику предоплаты  возлагаемой на Беларусь части союзной работы, доступ к российским ресурсам для нее сузился. Пожалуй, о причинах такого «канализационного засора» лучше посла Беларуси в России Василия Долголева  лучше не скажешь: «Высочайшее достижение – подписание нашими президентами соглашений… Ни одно из этих соглашений не вступило в силу». Но денежки уже получены. И ситуация вовсе не требует таких откровений – коль уж не действуют «подписанные соглашения», то г-ну послу лучше бы помалкивать, не испытывать терпение безответно дающих.

Разногласия между союзниками проявляются прежде всего по вопросу условий поставок энергетических и других ресурсов, имеющих стратегическое значения для Минска. Но одновременно Россия является и основным импортером белорусской продукции. А поскольку ее экономика сейчас растет, то белорусское руководство надеется, что она сыграет роль паровозика, который вытащит за собой и белорусскую промышленность и сельское хозяйство. В прошлом году об этом Лукашенко говорил на встрече с сотрудниками белорусских учреждений за рубежом. Лейтмотив той встречи – учитесь торговать, хлопцы. Но на этом направлении никаких серьезных подвижек, тем более, коренного перелома, не отмечено. Наоборот, летом была организована утечка информации,  согласно которой Минэкономразвития, возглавляемое в то время Грефом, подготовило директивное письмо органам управления, предписывающее включать белорусскую продукцию в спецификации  товаров для госнужд только при невозможности заменить их товарами местного производства.

То есть России надоела роль локомотива, которое ей усиленно навязывает не только Беларусь. Причем никто этого не делает настолько безосновательно, как Беларусь. В общем, две страны, как говаривали прежде, две системы,  часто коренные интересы расходятся и на государственном уровне, и на уровне отраслей и субъектов хозяйствования. И тут уж кому как повезет. Польша, например, большие надежды связывала с продовольственным российским рынком, поставки на который постоянно росли. Но случилось ПРО, и Польшу Россия обвинила в нечистплотности. В прямом смысле, как Лукашенко когдатошних аборигенов Бобруйска. Удар был вдвойне обидным, поскольку Польша потратила много времени и сил для того, чтобы привести свою пищевую промышленность в соответствие с европейскими стандартами и нормами. Заодно «попало на орехи» и белорусским мясокомбинатом. «За политику» были наказаны Грузия и Молдова, с которыми Россия практически прервала торговые отношения. С Украинай – случай особый. Как с Грузией не пошуткуешь. Но благодаря этому повысилась степень определенности в отношениях. С одной стороны -- достигаемое договорным путем согласование  цен на газ с приближением их к рыночным, а с другой  - обязательство не практиковать больше несанкционированный отъем.

И только в российско-белорусском вопросе сохраняется изрядная непредсказуемость, периодически провоцирующая Минск на ультимативную риторику. Вполне очевидно стремление Лукашенко использовать ее для сохранения политического капитала, что ему пока удается. Граничащая с истерикой общественная дискуссия по газовой проблеме создает у стороннего наблюдателя впечатление, что иных проблем, не с трубой связанных, у страны просто нет. А спорщики (и официоз, и оппозиция, и многочисленные неопределившиеся) похоже, уже всерьез в это уверовали. В итоге другие архиважные для государства вопросы и проблемы  не ставятся и не обсуждаются.

 

А время идет. А в политике застой. А в экономике реформы, единственно возможный вариант адаптации к новым условиям, не проводятся. Так, лишь бы день простоять, да ночь продержаться.

Хотя трезвый взгляд на вещи позволяют определиться по извечному вопросу «что делать» и, может быть, в данной ситуации  более важному – какими средствами. Дело в том, что в согласованной схеме окончательного перехода во взаимной торговле России и Беларуси (что наступит к с момента установления рыночных цен на поставляемый газ) экономические отношения между странами окончательно нормализуются. Мы становимся экономическим партнером России, равным в своих правах и обязанностях со своими европейскими соседями. И, с таким выводом должны согласиться даже наши экономисты-марксисты, получаем возможность рассматривать политическую независимость Беларуси не как исторический парадокс, а как результат объективного хода истории.

Возможно, что Беларусь останется «единственным верным союзником России».  Но европейским.

В общем, основное «направление стрельбы» можно считать определенным. Хотя огонь на поражение каких-то конкретных целей нужно будет вести  с отклонениями от него. Нужно будет вносить поправки в таблицу дальностей и доворотов, величины которых определяются в том числе и статистическими методами. А среди прочего статистика утверждает, что снаряд дважды в одну воронку падает так редко, что можно считать – не падает никогда. Что на практике означает – прежняя коньюнктура, позволявшая наращивать объемы экспорта белорусской продукции на традиционные рынки никогда не повторится.

Попробуем доказать это, опираясь на официальные данные Министерства статистики и анализа.

Объем внешней торговли товарами за 8 месяцев 2007 г. составил 32,6 млрд. долларов, в том числе экспорт – 15,1 млрд. долларов, импорт – 17,5 млрд. долларов. Стоимостной объем экспорта Беларуси по сравнению с январем -августом 2006 г. из расчета в фактических ценах увеличился на 16,2%, или на 2,1 млрд. долларов, импорт возрос на 24,2%, или на 3,4 млрд. долларов.

Увеличение стоимостных объемов внешней торговли в большей степени обусловлено повышением средних цен на экспортированные и импортированные товары. По сравнению с аналогичным периодом 2006 года средние цены экспорта возросли на 12,2%, импорта – на 16,9%. Физический объем (товарная масса) экспорта увеличился лишь на 3,6%, импорта – на 6,2%. За счет увеличения средних цен обеспечено 78% прироста стоимостного объема экспорта товаров и 74,2% импорта, за счет роста физического объема – 22% и 25,8% соответственно.

Ситуация в торговле с РФ определялась увеличением физического объема экспорта товаров (на 9,4%) при одновременном сокращении товарной массы импорта (на 3,1%). Средние цены на экспортированные товары возросли на 17,3%, на импортированные – на 23,4%. Возросшие цены на экспортированные товары обеспечили две трети прироста стоимостного объема экспорта в Россию. Стоимость же импорта из России увеличилась исключительно за счет повышения средних цен.

Темп роста средних цен экспорта в страны вне СНГ (109,4%) превысил темп роста средних цен импорта (105,4%). При этом физический объем экспорта снизился на 1,9%, а импорта – существенно возрос (на 23,7%). Увеличение стоимостного объема экспорта в страны вне СНГ обусловлено исключительно повышением цен на экспортированные товары. Увеличение же стоимостного объема импорта из этих стран на 78% обеспечено за счет роста физического объема поставок.

В январе--августе 2007 г. сформировалось отрицательное сальдо внешней торговли товарами в размере 2.359,6 млн. долларов, в то время как за аналогичный период 2006 года отрицательное сальдо составляло 1.063,9 млн. долларов.

Величина отрицательного сальдо внешнеторговых операций РБ с РФ увеличилась с 4.273,2 млн. долларов за 8 месяцев 2006 г. до 4.732,6 млн. долларов за 8 месяцев текущего года.

Основным источником формирования отрицательного сальдо внешней торговли товарами являются экспортно-импортные операции с промежуточными товарами (энергоносители, сырье, материалы и комплектующие). В январе--августе 2007 г. в страну ввезено промежуточных товаров на сумму 12.689,6 млн. долларов, или на 24,2% больше, чем за соответствующий период прошлого года. Экспорт промежуточных товаров составил 10.447,3 млн. долларов, или 112,5% к уровню января - августа 2006 г.

Энергетические товары занимают 47,7% экспорта и 46,4% импорта промежуточных товаров. За 8 месяцев 2007 г. на внешний рынок их поставлено на сумму 4.987 млн. долларов, что на 5,1% меньше, чем за аналогичный период предыдущего года. Импорт энергетических товаров составил 5.888,1 млн. долларов и возрос на 19%. Сальдо внешней торговли энергоносителями сложилось отрицательное в объеме 901,1 млн. долларов, в то время как в январе - августе 2006 г. оно имело положительное значение и составляло 309 млн. долларов. Абсолютный прирост величины отрицательного сальдо составил 1.210,1 млн. долларов.

Существенный рост отрицательного сальдо внешней торговли энергетическими товарами связан, прежде всего, с увеличением стоимостных объемов импорта природного газа (на 668,4 млн. долларов) и нефти (на 312,8 млн. долларов), вызванным повышением цен на газ более, чем в 2 раза, на нефть – на 21,4%, а также значительным сокращением экспортных поставок нефти (447,1 млн. долларов в январе--августе 2006 г. и лишь 132,7 млн. долларов в январе - августе 2007 г.).

Что касается географии, то отрицательное сальдо формируется почти исключительно в торговле с основным партнером – Россией. Причем с нарастающей динамикой. Учитывая удельный вес остальных стран Содружества Независимых Государств, ими (за исключением Украины) можно пренебречь как величинами бесконечно малыми. Со странами Евросоюза  (по сравнению с которым относительно малым представляется весь «остальной мир») Беларусь торгует на выгодных для себя условиях, зарабатывая валютные ресурсы, которые позволяют несколько компенсировать потери от торговли с Россией. Поэтому вполне можно сказать – не было бы Европы, внешняя торговля потеряла бы для Беларуси всякий смысл. А какое ж государство без внешней торговли? Так, чей-то субъект…

Впрочем, к нынешней России респектабельность пришла очень уж быстро и во многом благодаря внешним обстоятельствам. Потому она не дорогого стоит, что отражается периодической смене манеры поведения. От снобизма до квасного патриотизма,  от «головокружения от успехов» до легкой паники. Проблема в том, что избыток нефтедолларов, вероятно, невозможно разделить на всех ко всеобщему удовлетворению, и уж наверняка это нельзя сделать в короткий срок. Печальный опыт монетизации льгот тому служит неопровержимым доказательством. Потому сохраняется колоссальная дифференциация в доходах, чем недовольны широкие электоральные слои. А сейчас даже этому хрупкому согласию, скрепленному только общественным договором с Путиным, угрожают рост мировых цен на продовольствие. На что Россия, экономика которой признана рыночной, не может не реагировать повышением внутренних цен, но вынужденно осуществляет достаточно неуклюжие попытки их административной стабилизации по белорусскому рецепту: возьмусь за яйца, …  А вдобавок выборы.

Потому визиты Зубковых-Матвиенко. Дайте цемент, молоко и мясо. Хотя еще вчера экспорт белорусского мяса всячески ограничивали, ввиду чего «значительно сократились стоимостные объемы поставок на внешний рынок свинины (на 59%, или на 38,1 млн. долларов), сахара белого (на 26%, или на 23,5 млн. долларов), говядины (на 15%, или на 17 млн. долларов), кондитерских изделий из сахара (на 29%, или на 4,2 млн. долларов).

Разумеется деньги для Беларуси не маленькие, но по сравнению с основными позициями – мелочевка. К сожалению, большие масштабы не применимы и к оценке объемов внешней торговли инвестиционными товарами. Как отметил в своем выступлении перед депутатами Андрей Кобяков, по группе инвестиционных товаров сальдо за 8 месяцев сложилось положительное в размере 277 млн. долларов, хотя импорт с начала года возрос на 37%.  Вроде бы на самом деле не плохо. Но инвестиционные товары – это в основном готовая продукция нашей промышленности. Тракторы, автомобили, станки и прочее, предназначенное для производственного потребления. И результат в торговле ими хоть и хороший, но недостаточный, чтобы компенсировать рост отрицательного сальдо в торговле промежуточными, в том числе энергетическими товарами, за счет которых образовалась «пробоина» в 900 миллионов долларов.

Даже если Беларусь целиком запретит импорт потребительских товаров, если вывезет в Россию всю свою пищевую продукцию, денег не хватит на приобретение необходимых ей промежуточных товаров. А цены на них обгоняют в росте цены на нашу готовую продукцию.

Лекарства нет? 

Есть. Таблетки от кашля:

- Доктор у меня расстройство желудка.

- Проглотите вот эту таблетку… Она от кашля.

- Доктор, а поможет?       

- А вы попробуйте кашлянуть…

Обсудить публикацию

 

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.