Ступени и связи

«Добровольный» уход госслужащего с поста с формулировкой «по состоянию здоровья» – обычная процедура отстранения от должности. Предельный формализм данной процедуры – в самом деле – позволяет отчасти скрыть конкретные причины, мотивы и обстоятельства отставки даже в том случае, когда последние действительно связаны с состоянием здоровья как таковым. В последнем случае скрывается само состояние здоровья, поскольку все предполагают, что «на самом деле» отстраненный от должности столоначальник здоров, как бык. Не следует забывать о том, что здоровье в политике (в белорусском контексте особенно) является политическим капиталом, который, следовательно, может быть инвестирован, конвертирован и пр. Таким образом, специфическая форма отставки В. Коноплева с поста спикера Палаты – это в т.ч. своеобразный сигнал тем, кто упорно продолжал делать ставки на этого «баловня здоровья». Новые фьючерские контракты должны заключаться в обход названной фигуры.

Разумеется, выдвинута масса версий отстранения «друга» Лукашенко – от тривиальных («нажил себе врагов») до «политэкономических» (крышевание нефтяного бизнеса). Все зависимости от того, какая из этих версий ближе к истине, следует признать определенную правоту Владимира Мацкевича, загадочно пообещавшего, что отставка Коноплева – это «признак интересных будущих событий».

Вообще-то говоря, интересные события давно начались, можно даже сказать, что эти события в разгаре, причем цепь этих событий охватывает не только «ближний круг» президента (где замечены определенные броуновские движения), но и более широкие социальные спектры и срезы. Так, к примеру, сокращение социальных трансфертов определенным группам населения – лишь одно из звеньев горизонтальных и вертикальных движений, в результате которых баланс сил между теми, кому повезло, и теми, кому не очень повезло, меняется. В первой половине года на сайте «Наше мнение» появилось несколько публикаций, в которых выдвигались предположения в пользу предстоящей интенсификации работы вертикального лифта (см. в частности Хрупкое равновесие, 28.02.2007). Логика следующая.

В ситуации, когда основные схемы извлечения доходов (рент) доминирующими перераспределительными картелями стабилизируются, и на самом верху образуется достаточное количество ресурсов, чтобы обеспечивать защиту от любых посягательств, социальный лифт останавливается. Так Лукашенко постепенно из борца с коррупцией перевоплощается в покровителя (и заложника) бюрократии, причем данное правило закрепляется законодательно, в виде поправки «деньги в обмен на свободу», а затем расширяется на весь «кадровый реестр президента». Таким образом, в наших условиях экономическая стабильность является своего рода синонимом замедления вертикальной мобильности. И напротив: сдвиг в структуре относительных цен, т.е. изменения цен факторов производства (в частности энергоносителей) по отношению к ценам готовой продукции, т.е. изменение «союзных» контрактных условий требует пересмотра всех взаимосвязанных контрактов по цепочке, т.е. изменения структуры контракта внутри белорусского общества – целой группы политических, экономических и социальных норм поведения и правил. Между тем в ситуации, когда по тем или иным причинам основные правила игры изменить невозможно (например, начать рыночную реформу), объективная необходимость изменений как раз и находит себе путь в виде повторного запуска маховика ротаций, который теперь должен функционировать с «неестественной» скоростью (даже если связанные обстоятельства и обставляются «естественными» причинами типа состояния здоровья).

Люди, которые обросли определенными связями, контактами, и, соответственно, обязательствами и которые, следовательно, коррумпируют определенный сегмент распределении, должны быть смещены и заменены. Это объективное требование ситуации, причем дело зачастую не в том, имелись ли у г-на N враги в «ближнем круге» (собственно говоря, они всегда имеются), но и в том, что врагами вполне могут стать ранее поддерживавшие его друзья и подчиненные. Просто потому, что в новой ситуации г-ну N нечего им предложить.

Очевидно, что в настоящей ситуации государственная бюрократия (которая по определению рентоориентирована), с одной стороны, консолидируется вокруг новых источников рент (например, связанных с иностранными кредитами: отсюда, в частности, возникает невиданная открытость банковского сектора в сравнении с реальным сектором экономики), за которые, с другой стороны, ведется ожесточенная борьба, сопровождаемая активной работой вертикального лифта – скажем, антикоррупционными разоблачениями вроде тех, которые недавно случились в центральном аппарате Министерства спорта и туризма. Можно также вспомнить про относительно недавние отстранения в силовых и волевых структурах, об одной из жертв «строительного бума» г-не Домашкевиче. Или, скажем, о г-не Боровском. Или Бог знает еще о ком.

Комментаторы говорят о том, что следующим после Коноплева может пасть Виктор Шейман. В сущности, неважно кто, ибо в настоящей ситуации «интересные события», связанные со смещениями-перемещениями больших начальников, – это, в сущности, последняя мера, позволяющая ничего не менять в самих правилах игры. Не менять, пока это возможно.

Обсудить публикацию

 

Метки