Визовый вопрос

? В своем выступлении В. Воронецкий на международной конференция «Совместные действия — укрепление Европейской политики соседства» в Брюсселе, обрисовывая круг тем для сотрудничества между Беларусью и ЕС, фактически повторил все те предложения, которые сделал ЕС Беларуси, выдвигая свои 12 условий. Как заметил Любомир Регак, временный поверенный в делах Словакии в Беларуси, исполняющей с 1 июля функцию местного председательства ЕС, Беларусь хотела бы начинать с того, что предлагается ЕС в качестве бонусов европейской политики соседства. Это справедливо, но все-таки визовый вопрос, в котором, как утверждает МИД, белорусские власти сделали односторонние шаги навстречу гражданам ЕС, мог бы рассматриваться отдельно, на принципах симметричности, – тем более, что он затрагивает скорее интересы белорусских граждан, а не белорусских властей. Отчего ЕС считает преждевременным идти на уступки и в этом вопросе – хотя бы в порядке «пошагового» эксперимента?

Валерий Карбалевич: Прежде всего, в визовом вопросе Европейский Союз решает гораздо более глобальную для себя проблему, чем взаимоотношения с Беларусью. Это задача воспрепятствовать потоку иммигрантов в страны ЕС.  Эта задача первоочередная. И лишь потом уже, как часть ее, рассматриваются визовые взаимоотношения с Беларусью.  

Упрощение визовых процедур действительно является одним из элементов тех предложений, которые ЕС направил в ноябре прошлого года в адрес Беларуси. И для того, чтобы эту проблему решить, Беларусь должна выполнить те 12 условий, которые содержатся в этом пакете, условий, предусматривающих конкретные шаги по демократизации политики и соблюдению прав человека. Официальный Минск не хочет решать эти проблемы, не хочет поступиться своими интересами во внутренней политике, отвергает эти 12 условий, но, тем не менее, требует от Европейского Союза, чтобы он пошел на уступки в этом вопросе.

Я думаю, что тут имеется некий элемент популизма, элемент пропаганды с белорусской стороны. Поскольку визовый вопрос весьма ощутимый и важный для значительной части белорусского населения, для простых граждан, для простых обывателей. Если там какие-то высокие политические отношения, торговые преференции воспринимаются как некая абстракция для простого человека, то вопрос о визах, в особенности, для молодежи, непосредственно затрагивает личные интересы граждан. И понятно, что белорусские власти пытаются на этом играть. И они говорят: вот видите, мы готовы идти даже на односторонние уступки – чтобы приехать в Беларусь не требуются даже приглашения, а европейцы не хотят пойти нам встречу, не хотят визитов белорусских граждан. И в качестве доказательства показывают очереди у европейских посольств в Минске и отсутствие таких очередей у белорусских посольств в европейских столицах. Таким образом власть перекладывает свою ответственность на европейские правительства.

Вместе с тем, нельзя сказать, чтобы власть в действительности была заинтересована в повышении активности белорусов в поездках в Европу. Она сама чинит препятствия для поездок белорусских граждан за рубеж. Это и препятствия через сложное согласование с министерством образования поездок белорусских студентов и детей, это и лицензирование туристических компаний, это и другие меры, предпринимаемые в рамках «борьбы с работорговлей». Иными словами, власть заинтересована в том, чтобы продемонстрировать белорусским гражданам свои действия по упрощению путешествий в Европу, но отнюдь не в самих этих путешествиях.

И здесь имеется еще один аспект, на который я хотел бы обратить внимание. Ведь в визовом вопросе интересы власти и оппозиции формально, декларативно совпадают. Но оппозиция пока не задействовала эту тему. А ведь из-за нежелания и неспособности белорусских властей наладить взаимовыгодные отношения с ЕС, белорусские граждане лишены в свободе своих передвижений даже тех возможностей, которыми располагают граждане России и Украины. Думаю, «Европейский марш», акция, запланированная оппозицией на осень – очень удобное время, чтобы об этом сказать.

Обсудить публикацию

 

Метки