Переговоры о цене денег

? 30 июля состоялся очередной раунд переговоров между белорусским и российским руководством об условиях кредитовании Россией Беларуси. И в очередной раз результатов нет. Между тем, из объяснений правительства остается неясным – зачем белорусскому правительству российские деньги, почему оно оттягивает выплату задолженности за газ? Ведь все у него растет: и ВВП, и золотовалютные запасы, и производство, и валютная выручка предприятии, а денег не хватает. Как так?

Александр Чубрик: Зачем нам полтора миллиарда?

Наши золотовалютные резервы в национальном исчислении составляют около трех миллиардов долларов, если считать в определении МВФ – около 2,2 миллиардов. С начала этого года мы получаем прекрасные доходы в валюте от пошлин на экспорт нефтепродуктов. То есть деньги у нас есть, и мы вполне могли бы заплатить за этот газ.

Но положим, что мы заплатим за газ сейчас. Это означает, что нам будет трудней занять деньги у России, сложней объяснить – на какие цели. Придется придумывать повод, а сейчас повод есть – заплатить за газ. А деньги рано или поздно понадобятся, поскольку со следующего года цена за газ еще возрастет.

Пока условия, на которых может быть выделен российский правительственный кредит, обсуждаются. Однако, информационные агентства передают ожидания белорусского правительства, что кредит будет чуть ли не беспроцентным. Или что он будет привлечен только под LIBOR. В общем, ожидается, что кредит будет дешевым. Да и зачем нам дорогой кредит. Я полагаю, что цель – договориться именно о дешевом кредите, а дешевые деньги нам понадобятся. Поскольку в следующем году дефицит торгового сальдо будет расти.

Кроме того, Беларусь платит с начала года за газ 55 долларов за тысячу кубов. Я думаю, что сейчас в платежном балансе остающиеся 45 долларов проходят как торговый кредит, с плюсом, но когда эти деньги будут возвращены, это пройдет как погашение задолженности, соответственно – с минусом. Это корректное отражение с точки зрения платежного баланса.

Поэтому я считаю тактически правильным договариваться о кредите тогда, когда необходимость в нем не слишком высока, поскольку в таких условиях проще добиться выгодных условий заимствования. В дальнейшем, если экономические условия будут тяжелей, и в какой-то момент, к примеру, нам просто будет не хватать валюты, наши переговорные позиции резко ухудшатся, мы станет гораздо более зависимыми. Иными словами – сейчас очень хорошее время для ведения переговоров.
Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.