Итоги 2020 года и прогнозы на 2021

Горизонтальная революция, информационный пузырь и политический лидер как рок-звезда

28 декабря 2020 года еженедельный аналитический мониторинг Belarus in Focus в партнерстве с Пресс-клубом, сайтом экспертного сообщества Беларуси «Наше мнение» и Белорусским институтом стратегических исследований (BISS) провели международное онлайн-заседание Экспертно-аналитического клуба чтобы подвести итоги года и обозначить новогодние прогнозы.

Основными спикерами выступили эксперты и аналитики:

Андрей Казакевич – доктор политологии, директор института «Палiтычная сфера»;

Александр Добровольский – старший политический советник Светланы Тихановской, руководитель Восточноевропейской школы политических исследований;

Артем Шрайбман – политический аналитик, приглашенный эксперт Московского Центра Карнеги;

Катерина Борнукова – PhD in Economics, академический директор BEROC; 

Геннадий Коршунов – кандидат социологических наук, экс-глава Института социологии НАН Беларуси;

Анатолий Паньковский – редактор сайта экспертного сообщества «Наше мнение» и «Белорусского ежегодника».

Также в заседании экспертно-аналитического клуба приняли участие представители международных организаций и дипломатического корпуса, журналисты и представители экспертного сообщества: Филипп Биканов (SATIO), Валерий Карбалевич (АЦ «Стратегия»), Даниэль Крутцинна (CIVITTA) и другие. 

Модерировали дискуссию Антон Рулёв (Belarus in Focus/Пресс-клуб) и Вадим Можейко (BISS).

Яркие тезисы из дискуссии:

  •   «Институционально не вижу ресурсов, за счет которых эта система смогла бы просуществовать протяженный промежуток времени» (Андрей Казакевич). 
  •   «Политического лидера можно сделать за две недели как рок-звезду» (Анатолий Паньковский).
  •   «Это как раз очень плохо, что кризиса не будет – он вынуждает к действию» (Катерина Борнукова). 
  •   «Появились надежда на перемены и чувство гражданственности» (Александр Добровольский).
  •   «Мы недооценили информационный пузырь людей во власти» (Артем Шрайбман).
  •   «Горизонтальная революция – это только верхушка айсберга» (Геннадий Коршунов).

Достижения 2020 года

        Горизонтальная революция без насилия

Не перечисляя долго известную всем фактуру, Геннадий Коршунов обращает внимание, что горизонтальная революция – это только верхушка айсберга. На поверхность вышли социальные последствия цифровизации, включая рост частного сектора, изменения ценностей и новые возможности мобилизации через современную коммуникацию. Артем Шрайбман отмечает, что общество не приняло навязываемый ему формат и не перешло на насилие. Александр Добровольский резюмирует: «появились надежда на перемены и чувство гражданственности».

Для Филиппа Биканова важным стало появление политической силы, «способной вытянуть из политической неактивности не только оппозиционное ядро, но и людей, которые до мая 2020 были вообще не активны политически, а теперь участвуют в протесте». Анатолий Паньковский обращает внимание, что в такой ситуации «политического лидера можно сделать за две недели как рок-звезду», а демократия начинается с локальных сообществ, где «мы узнали соседей с другой стороны». Идет бурный рост гражданского общества.

        Экономика: могло быть хуже

Как отмечает Катерина Борнукова, в экономике найти достижения сложно. Она выделила разве что не такой большой, как он мог быть в текущих обстоятельствах, спад ВВП – «но это, скорее всего, добыто тысячами дополнительных смертей, которых можно было избежать».

Анатолий Паньковский также вспоминает поставки альтернативной нефти (азербайджанской, норвежской, американской).

        Зарубежный имидж

Даниэль Крутцинна вспоминает штамп «Беларусь – последняя диктатура Европы» и обращает внимание, что Лукашенко при этом был как Че Гевара – «поп-икона без реального представления о нем». А теперь беларусов знают как смелых и очень инициативных людей. Этому способствует и невероятная активизация диаспор.

Разочарования 2020 года

        Система госуправления

Катерина Борнукова высказала свое разочарование технократами на госслужбе: «текущие вещи ставят не только выше моральных ценностей, но и выше долговременного экономического роста». Артем Шрайбман называет это «релятивизмом госаппарата», а Анатолий Паньковский «аморальным характером государства».

Филипп Биканов как специалист по коммуникации разочарован непрофессиональной реакцией государства на COVID: «если бы ответ был немного более уважительный, может ничего бы не триггернулось».

Также Катерина Борнукова разочарована качеством экономической политики: «В кризис власти очень быстро вернулись к привычным им практикам поддержки госпредприятий, а не думали про поддержку людей и частного сектора».

А Анатолий Паньковский разочаровался в государстве в целом: «не только наш картонный тигр», но и многие прогрессивные страны в 2020 году не справлялись с производством безопасности. Как считает Анатолий, в случае катастрофы «человечество себя не спасет».

        Недооцененный инфопузырь

Артем Шрайбман морально и аналитически разочарован тем, что «мы недооценили информационный пузырь людей во власти».

По мнению Геннадия Коршунова, недооценили также «ригидность массового сознания, его закапсулированность и желание видеть только то, что видишь». Информационно происходящее дошло для всех, но для части населения страх что-то менять оказались сильнее этой травмы. Филипп Биканов считает, что есть значительная часть людей, которая все еще инертна, и хочет просто вернуться в нормальность.

Итоги 2020 года в глобальной перспективе

        Америка

Андрей Казакевич вспоминает, что у Беларуси до выборов была позитивная динамика в отношениях с США, и достигнута договоренность об обмене послами. Анатолий Паньковский обращает внимание на США в более глобальной перспективе: «Трамп проиграл Байдену, и трансатлантический регресс может быть остановлен».

        Россия

Артем Шрайбман обращает внимание на зигзаги в отношениях с Россией. В первой половине 2020 года они находились в низшей точке с 90х: «концептуальный кризис переговоров», провал саммита ЕАЭС, конфликты по границе и параду, арест вагнеровцев и отжатие банка. А позже все это «за пару недель сменилось вознесением России в статус держателя ключей к разрешению белорусского кризиса». По мнению Артема, это демонстрирует, что в беларусско-российских отношениях много напускного, замков на песке, все может быстро меняться по конъюнктуре. А вот взаимного доверия нет и вряд ли оно когда-то будет.

Катерина Борнукова отмечает важный опыт в отношениях с Россией: до эпидемии и выборов Беларусь начала жить без российских субсидий по нефти, а из-за высокой цены на газ скорее сама субсидировала Россию. «Это было тяжело для экономики, но теперь мы знаем, каково это». Впрочем, пока что Россия снова стала единственным источником ресурсов, на который Беларусь может рассчитывать.

Анатолий Паньковский замечает, что Беларусь не одинока в своем кризисе – им охвачены 3 из 5 стран ЕАЭС, да в самой России проблемы огромные от Хабаровска до Навального. Александр Добровольский называет это «продолжающимся распадом империи и переформатированием постимпреского пространства». По мнению Валерия Карбалевича, «революция 2020 года разрушала постсоветскую утопию», и понимание этого заставило Россию поддерживать Лукашенко.

Прогнозы на 2021 год

        Политические перемены

Андрей Казакевич прогнозирует, что система в течении года явно будет серьезно изменена, хотя это может быть по разным сценариям: «Институционально не вижу ресурсов, за счет которых эта система смогла бы просуществовать протяженный промежуток времени».

Артем Шрайбман напоминает, что всю политическую траекторию 2020 года сделала череда ошибок власти и реакция на них общества, и в стрессовом 2021 году эти ошибки будут продолжаться. Базовой развилкой Шрайбман считает то, как Лукашенко подойдет к конституционной реформе. Если будет выбран путь декоративных изменений, то последует возмущение как беларусского общества, так и России. Но если Лукашенко начинает подобие транзита, пытаясь его контролировать, то ресурс системы позволит существовать ей чуть дольше. Но даже самый контролируемый преемник будет иметь колоссальное число стимулов отстраиваться от Лукашенко, а учитывая его стиль – «параноидальный микроменеджмент» – конфликт между Лукашенко и преемником неизбежен. И если у преемника будут хоть какие-то полномочия – их хватит, чтобы завершить режим.

В процессе всего этого Анатолий Паньковский ожидает «инфантилизации государства», регресса с простым формам адаптации – по сути саморазрушения. Вопрос только в том, насколько оно окажется созидательно.

        Борьба за легитимность

Александр Добровольский согласен, что минувший превентивный авторитаризм не может долго продолжаться – для устойчивости нужно восстановление легитимности. Это может произойти после переговоров, отставки Лукашенко или выборов. Причем при нынешнем росте гражданственности не получится провести имитационные мероприятия, им никто не поверит, они не вернут общественное доверие.

Однако Артем Шрайбман считает, что «с отсутствующей легитимностью можно жить, если это единственная проблема». К тому же он обращает внимание на феномен, когда легитимность лестницей спускается вниз: если общество не признает легитимным верховную власть, это еще не значит, что не признается легитимность локальных административных структур.

        Экономическая стагнация

Катерина Борнукова обращает внимание на глобальный контекст: если вакцины помогут и локдаунов с весны не будет, то экономику ждет общее восстановление, касающееся в том числе и Беларуси. При этом сохраняется масса внутренних факторов рисков, от политической нестабильности до потери общественного доверия. Госпредприятия продолжают быть убыточными, долговая нагрузка снижает их возможности увеличить выпуск в условиях даже восстановления спроса. И хотя это не значит, что экономика обрушится, но «это как раз очень плохо, что кризиса не будет – он вынуждает к действию». А в режиме вялого роста около нуля решительных реформ не будет.

Катерина обращает внимание на серьезный риск миграция: каждый всплеск репрессий и соответствующих сигналов будет приводить к тому, что самые перспективные будут продолжать уезжать. И чем дольше времени проходит с их отъезда – тем больше этот процесс становится необратимым. Катерина прогнозирует, что последствия нынешней миграции будут ощущаться в экономике еще 5-10 лет.

***

Полное видео дискуссии: https://www.youtube.com/watch?v=qGCvIadQD5Y  

Комментарии

Гм, 'арест вагнеровцев'... Калі быць карэктным, то арышту не было, а мела месца затрыманне групы людзей (не ўсе з якіх былі 'вагнераўцамі'). Дый адбылося яно не ў першай палове 2020 г., а ў канцы ліпеня 2020 г. І я не ведаю, хто такія бедныя-няшчасныя 'мы', каторыя 'недооценили информационный пузырь людей во власти'. Было, напрыклад, папярэджанне ў сакавіку 2019 г.: '«Бакі беларускага грамадства» не дзейнічаюць на «знішчэнне» адно аднаго, а збольшага мадзеюць у сваіх інфармацыйных пухірах ды не чуюць, не жадаюць чуць альтэрнатыўных ідэй'. belisrael.info/?p=18724 Не дайшло? Ну ОК, гэта лішні раз пацвярджае слушнасць таго дыягназу...

ВР
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.

{* *}