Жаркое лето Беларуси: чего удалось достичь обществу

8 достижений, 5 разрушенных стереотипов и 3 подтвержденных

24 августа 2020 года Пресс-клуб, сайт экспертного сообщества Беларуси «Наше мнение», Белорусский институт стратегических исследований (BISS) и еженедельный аналитический мониторинг Belarus in Focus провели онлайн-заседание Экспертно-аналитического клуба, чтобы обсудить итоги избирательной кампании.

Основными спикерами выступили эксперты и аналитики:

Анатолий Паньковский – редактор сайта экспертного сообщества «Наше мнение» и «Белорусского ежегодника»;

Петр Рудковский – директор Белорусского института стратегических исследований (BISS);

Петр Кузнецов – основатель сайта «Сильные новости» (Гомель).

Также в заседании экспертно-аналитического клуба приняли участие представители дипломатического корпуса, аналитики и журналисты: Екатерина Пирсон, Ольга Дрындова, Андрей Лаврухин, Валерий Карбалевич и другие.

Модерировали дискуссию Валерия Костюгова (Наше мнение), Вадим Можейко (BISS) и Антон Рулёв (Press Club Belarus).

Яркие тезисы из дискуссии

·        «История подмигивает нам оранжевыми касками пролетариата» (Анатолий Паньковский);

·        Разрушен стереотип о милых белорусах – «коллективный драник» (Петр Кузнецов);

·        «Работать на сохранение или развитие режима [у номенклатуры] нет особой мотивации» (Петр Рудковский);

·        «Все идет к тому, что революцию может возглавить пустое место» (Анатолий Паньковский).

Достижения беларусского общества за лето 2020 года

·        Беспрецедентная политическая активность белорусов.Анатолий Паньковский отмечает, что беларусы «отвоевали улицу» (и теперь проводят уличные акции где и когда захотят), а также добились освобождения политзаключенных, задержанных во время протестов. Петр Рудковский заметил, что беларусы готовы платить неожиданно высокую цену за демократию. BISS констатировал рост спроса на демократию в Беларуси еще год назад, на основе анализа международных индексов, таких как The Economist Intelligence Unit и V-Dem;

·        Забастовки на предприятиях, подключение к протестам рабочих. Анатолий Паньковский считает, что выход на сцену рабочего класса – важнейший аспект происходящего: «история подмигивает нам оранжевыми касками пролетариата». Петр Рудковский не ожидал, что рабочие так массово выступят на забастовках, «ведь им есть, что терять». Петр Кузнецов обращает внимание, что рабочие протестуют с политическими требованиями. Причина их недовольства не в экономике, а в «моральном облике власти»: неудовлетворенном запросе на законность, на право, на демократию. К тому же «бастуют в основном успешные предприятия, где у рабочих хорошая зарплата» (не дотационный Гомсельмаш, а успешный МЗКТ). Так что мотивация недовольных рабочих по пирамиде Маслоу: «наше общество доросло до протеста с политической мотивацией»;

·        Консолидация профессиональных сообществ – от медиков до театра. Анатолий Паньковский: «Беларусы дисциплинированные люди: раньше это представлялось сильной стороной режима, а теперь они организованно выходят на протесты рабочими коллективами».

·        Социальная революция и самоорганизация общества. Анатолий Паньковский напоминает, что протесты и политическая революция – это эпизод, венчающий более ранние социальные изменения. А любая революция – это демонтаж иерархий, при этом верхние кубики пирамиды снимаются относительно легко (министров можно менять незаметно), а вот с низовыми сдвигами вся социальная пирамида может рухнуть. Происходящее в Беларуси Анатолий называет «восхождением гражданского общества», проявившегося уже во время пандемии и проявляющегося в создание фонда солидарности, возникновение десятков разных инициатив по поддержке беларусов в нынешней сложной ситуации.

·        «Формирование новых политических групп, новой политической субъектности». Анатолий Паньковский отмечает появление политических инвестиций у людей, которые раньше ими не располагали; формирование новых политические субъектов включая активизацию бизнеса и гражданских инициатив. Происходит «глобальная реконфигурация» факторовнекогда малозаметных факторов – «многие, впервые оказавшиеся на площади или на Окрестина, останутся в политике».

·        «Система сломалась, идет период полураспада». По мнению Петра Кузнецова, система держалась на трех столпах: пропаганда, популярность Лукашенко (или готовность его терпеть) и система наказаний (не только действия силовиков, но также контрактная система и вообще «дамоклов меч наказания за инакомыслие»). Система пропаганды сломалась (протестуют и увольняются даже на БТ), из-за действий власти в период коронавируса сломалось терпение, а наказать всю страну невозможно (сохраняются точечные репрессии, но наказанию уже не получается быть неотвратимым, а именно в этом его сила). Петр Рудковский считает, что таким образом надорвана мотивация номенклатуры, в том числе силовиков: пока они работают по инерции, зачастую исходя из страхов за жизнь и здоровье близких – но это слабый мотиватор, ненадолго.

·        Национальное строительство. Валерия Костюгова отмечает значительное продвижение беларусов по пути строительства нации и выбора бело-красно-белого флага как ее символа. Ольга Дрындова согласна, что сомнения по поводу раскола общества при использования бело-красно-белого флага ушли в прошлое: теперь его используют все, а рабочие тракторного завода кричат “Жыве Беларусь!”. Вадим Можейко сравнил происходящее с «Игрой престолов»: если Таргариены заблуждались, что простые люди в Вестеросе хранят их флаги, то в Беларуси оказалось, что в нужным момент бело-красно-белые флаги есть у очень и очень многих. Хотя формирование нации – процесс долгосрочный, и беларусское общество только идет по этому пути. Анатолий Паньковский напоминает, что про формирование нации после акций протеста говорили и в 2010, и в 2006 году – «это долгострой, который никогда не закончится, нация живет и меняется».

·        Мобилизация диаспоры.Екатерина Пирсон, наблюдая за беларусской диаспорой в Бельгии, отмечает, что раньше многие «не интересовались политикой, уходили в детей или в работу», воспринимали происходящее в Беларуси с болью и отчаянием. А сейчас ощущают себя храбрыми и смелыми – «судьба Беларуси в их руках».

Разрушенные стереотипы

·        Беларусское общество – патриархальное и сексистское, женщина не будет президентом.Участники дискуссии были единогласны в том, что этот стереотип неактуален, хотя и приводили разные доводы. Екатерина Пирсон отметила, что «женщины выходят на первый план»: это и роль Тихановской, и выход на улицы 12 августа женщин, преодолевших страх. Андрей Лаврухин также отмечает символизм «Евы» Хаима Сутина как образа феминизации недовольства.

По мнению Валерия Карбалевича, патриархальность всегда была ошибочным стереотипом: «Мы не религиозные, прошли этап индустриализации. Мы один из мировых лидеров по количеству разводов, а это и признак самостоятельности женщин».

Впрочем, отсутствие сексизма не означает, что протестовали только женщины. Антон Рулёв, живущий возле универсама «Рига», напомнил, что«мужской протест тоже сыграл свою роль». Его поддерживает Петр Кузнецов: «если бы в первую ночь всех разогнали и не было дальше мужской составляющей, то не было бы и продолжения». Он также отмечает, что критические высказывания Лукашенко о женщине-президенте были настолько ошибочными, что «он даже Ермошину спровоцировал с ним публично не согласиться».

·        Бойкот может быть эффективным инструментом против авторитарного режима.Анатолий Паньковский отмечает несостоятельность этого стереотипа: «Оказалось, власть устраивает, что люди не идут на выборы». И наоборот: результатом политического участия стал локдаун избирательной системы (очереди на участки, нехватка бюллетеней, заградительные меры перед наблюдателями и т.п.).

·        Для успеха нужен сильный политический лидер.Анатолий Паньковский припоминает споры о едином кандидате и продолжающиеся сейчас вопросы украинцев и россиян о политическом лидере беларусского протеста. Однако «потенциал самоорганизации общества выше, чем ранее предполагали», и все нормально развивается без явных политических лидеров. Анатолий признается: «я раньше читал, как происходит процесс перетекания протестных голосов, но не до конца верил» – а сейчас все наблюдали как голоса от Тихановского, затем от Бабарико и Цепкало переходили к Светлане Тихановской. «Все идет к тому, что революцию может возглавить пустое место». Раньше беларусы «жили в эпоху сакрализованного начальника», а теперь неизвестно «как новый мэр Гродно будет делать с населением, как он им будет управлять?».

·        Беларусь – не только авторитарное, но и патерналистское государство. Беларусы живут по принципу «моя хата с краю». По мнению Валерии Костюговой, характер беларусского государства не патерналистский (перераспределение и раздача благ) а паразитарный. Люди все делают сами, и потому эффективной формой протеста может быть отказ писать планы и отчеты, «подпитывать своим трудом и инициативой административные здания».Также этим летом Беларусь живет на волне невероятной народной солидарности, отмечает Вадим Можейко. Рекордные сборы пожертвований во время эпидемии коронавируса ($355 тыс.) меркнут перед еще более рекордными сборами на помощь жертвам репрессий ($5 млн и больше).

·        Протест будет успешен, когда все недовольные соберутся в одном месте. Оказалось, что при достаточном количестве протестующих классическое драматургическое триединство места, времени и действия совершенно не нужно. Как отметил Вадим Можейко, протестовать можно одновременно в столице и в агрогородках, на проспектах и во дворах спальных районов. Впрочем, Андрей Лаврухин видит тут опровержение и еще одного стереотипа: «Мол, выйдут сотни тысяч на улицу – и режим рухнет: нет, не рухнул».

Спорные стереотипы

·        Беларусы – талерантныя і памяркоўныя. В оценке этого стереотипа эксперты полностью разошлись. Петр Рудковский считает его подтвержденным, ведь протесты проходят чрезвычайно мирно и культурно, без эксцессов. «Но в то же время люди очень настойчивые в требовании фундаментальных вещей»: беларусы сочетают гибкость в действиях при сохранении стержня требований.

Анатолий Паньковский убежден в обратном: «Это Лукашенко представлял наше общество как бесконфликтное, полное единения и радости – картинка с БТ». В то время как конфликт – базовая характеристика любого политического поля, а протест уличный – элемент демократии.

Петр Кузнецов также считает, что разрушен стереотип о милых белорусах – «коллективный драник». Он обращает внимание, что «силовики тоже белорусы», хотя вместо памяркоўнасці они демонстрируют жестокость. Анатолий Паньковский согласен: мемы про силовиков-иностранцев (например, осетина Караева) – это попытка не замечать, что белорусы сами по себе жестокие и злопамятные.

Подтвержденные стереотипы

·        Беларусы – партизаны. Екатерина Пирсон обратила внимание, что по-новому стал актуален стереотип о беларусах как партизанской нации. Только теперь речь идет о долгосрочных протестах в разнообразных формах (включая экономическое давление: снятие банковских вкладов и скупка валюты, зарплата в конвертах). Вадим Можейко добавляет, что «партизанская война не предполагает генеральных сражений, зато включает готовность к упорному сопротивлению».

·        Нужен единый кандидат. Валерий Карбалевич считает судьбу Светланы Тихановской подтверждением стереотипа о необходимости единого оппозиционного кандидата. Просто его не выбирали на конгрессе или праймериз, а после устранения властью всех фаворитов общество само выбрало Тихановскую единым кандидатом, «причем при ее сопротивлении».

·        Лукашенко пойдет до конца. Петр Кузнецов констатирует: подтверждается грустный стереотип, что в стремлении старого президента многопольно удерживать власть нет никаких ограничений – ни правовых, ни моральных.

P.S. Чего ждать в будущем?

Анатолий Паньковский: Машину истории уже не остановить, идет дисперсия власти, переходит на низовые уровни: «он там бегает с автоматом, а начальники на местах пытаются приспособиться к новой реальности».

Петр КузнецовКоридор для общества узок, угроза возобновления насилия существует – Лукашенко показывает, что на другие действия не способен. А «система трещит по швам под психологическим давлением протестов».

Петр Рудковский: Успех демократических сил и беларусского народа стал возможен потому, что отошли от парадигмы готовых рецептов и панацеи (будь то единый кандидат, забастовка или 100.000 на улицах). Но «панацея на сохранение режима – это ничегонеделание и расчет на волшебную палочку». Важно верить в силу и эффективность малых шагов: «делаем то, что можем, без гарантии успеха». И успех будет – возможно не сразу, но переход к реальной демократии.

***

Полное видео дискуссии: https://www.youtube.com/watch?v=GzkG2vWFpes

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.