Как вести избирательную кампанию во время COVID-19

Кандидаты без масок, власть без сердца и COVID-диссиденты в штабах

5 июня 2020 года Пресс-клуб, сайт экспертного сообщества Беларуси «Наше мнение», Белорусский институт стратегических исследований (BISS) и еженедельный аналитический мониторинг Belarus in Focus провели онлайн-заседание Экспертно-аналитического клуба, чтобы обсудить специфику политической работы во время пандемии коронавируса.

Основными спикерами выступили руководители и представители штабов альтернативных претендентов в кандидаты:

Сергей Возняк – глава штаба Андрея Дмитриева;

Николай Лысенков – глава штаба Сергея Черечня;

Виктор Янчуревич – глава штаба Юрия Губаревича;

Илья Добротвор – представитель штаба Валерия Цепкало.

Также в заседании экспертно-аналитического клуба приняли участие представители дипломатического корпуса, аналитики и журналисты: Павлюк Быковский, Екатерина Пирсон и другие.

Модерировали дискуссию Вадим Можейко (BISS) и Антон Рулёв (Press Club Belarus).

Яркие тезисы из дискуссии

  • “Наш кандидат не придёт, не щелкнет пальцами и вирус не исчезнет” (Илья Добротвор);
  • “Ругал Дмитриева за то, что он на пикетах без маски, но он сказал “Отстань от меня, я так буду” (Сергей Возняк);
  • “Во время пандемии невозможна полноценная реализация избирательных прав граждан” (Виктор Янчуревич);
  • “У нас в Столбцах по 50 человек в день заболевало, а нам говорят, что это психоз” (Николай Лысенков);
  • “Я человек свободный, могу сам выбирать, ходить в маске или нет” (Илья Добротвор);
  • “У власти нет сердца” (Сергей Возняк)
  • “Пандемия станет союзником власти в фальсификации явки” (Илья Добротвор).

Сбор подписей в условиях эпидемии и репрессий

“Люди устали бояться – не только власти, но и этого вируса”, считает Илья Добротвор. Этим он объясняет тот факт, что сборщиков на низовом уровне сложно убеждать надевать маски и перчатки – хоть в штабе Цепкало и изготовили брендированные маски. И хотя начало кампании пришлось на пик эпидемии, тогда обсуждались разные варианты новаций в сборе подписей, но в итоге “остались классические схемы: пикет и поквартирный обход”. Правда, он признает, что эффективность поквартирных обходов уменьшилась примерно на 30-40%, но зато большинство тех, кто открывает дверь – “минимум диалога, сразу ставят подпись”.

А вот в штаба Сергея Черечня во время эпидемии делаю упор на сбор подписей на свежем воздухе: по словам Николая Лысенкова, это пикеты и обход от двери до двери в частном секторе, в малых городах.

Сергей Возняк признается, что “все идет не так, как было задумано”. Для него стало неожиданностью, что поведение избирателей никак не изменилось: если они не открывают дверь сборщикам, то мотивация прежняя (не верю в честные выборы и т.п.), и практически нет случаев, чтобы не пускали в квартиру из-за коронавируса. Аналогично и на улице: “подходят смело на пикеты: люди надели маски и верят, что они защищены”.

Виктор Янчуревич отмечает, что на кампанию Юрия Губаревича эпидемии повлияла давно, еще на этапе праймериз – пришлось вносить корректировки в план, сворачивать мероприятия связанные со сбором людей в офлайне. Эту же линию штаб продолжает и после регистрации инициативной группы, а потому не нацеливается на сбор 100 тысяч подписей: “Мы за ответственную политику … Во время пандемии невозможна полноценная реализация избирательных прав граждан”. Сбор подписей за Губаревича проходит формально, только чтобы легитимизировать уличную активность – информационную кампанию о проблеме коронавируса в Беларуси и “замалчивании властью реальных цифр зараженных”, а также сбор данных тех, кто готов выдвигаться в наблюдатели и члены избиркомов.

Представители штабов единодушны: репрессии против Тихановского только политизировали общество и помогли в сборе подписей. Как отмечает Илья Добротвор, “в начале кампании подписывались гораздо хуже, но после ареста Тихановского люди стали сами искать пикеты, приходить и подписываться”. Сергей Возняк и вовсе считает, что “собирать подписи сейчас легче, чем в 2015 году, несмотря на эпидемию”: после ареста Тихановского люди подписываются даже не за своего кандидата, а за всех.

Виктор Янчуревич упомянул машины ГАИ, которые сопровождают поездки Юрия Губаревича по регионам, и подытожил: “Мы понимаем, что мы рискуем – сегодня рискует каждый беларус, кто выходит на улицу и не соблюдает меры изоляции… Но желание перемен у белаурсов сильнее, чем страх … За это кому-то придется ответить; кого заденет маховик репрессий – боюсь прогнозировать”.

Кандидаты без масок: не боятся ни вируса, ни предупреждений ЦИК

Только Виктор Янчуревич сказал, что его кандидат проводит кампанию в респираторе и перчатках, а также использует антисептик – и аналогично поступает вся команда. В качестве примера того, какая защита нужна активистам, он привел “образцовый антипикет” возле Минздрава, где активисты команды Губаревича были практически в костюмах химзащиты.

А вот по словам Ильи Добротвора “наш кандидат ездит без маски, общается с людьми без маски, не прячется”. Он признает, что в команде Цепкало уже “есть контакты первого уровня … все контакты с ними прекращаем, в том числе по их собственной инициативе. Такие не могут собирать подписи”.

У Николая Лысенков все члены команды защищены брендированными масками, и случаев заражения зафиксировано не было. Правда, сам Сергей Черечень маской на пикетах не пользуется.

Сергей Возняк так и вовсе “ругал Дмитриева за то, что он на пикетах без маски, но он сказал “Отстань от меня, я так буду” … Кандидату так проще общаться с избирателями”. Хотя сам Сергей Возняк, как и глава инициативной группы Татьяна Короткевич, масками пользуются. Но их примеру следуют далеко не все активисты: “В команде оказались COVID-диссиденты … Все в средствах защиты, а диссиденты – бог знает, я их контролировать не могу и не ругаю”. Илья Добротвор, кажется, и сам близок к COVID-диссидентам, недоволен политикой Европы по борьбе с коронавирусом: “Людей напрягает это давление ... я человек свободный, могу сам выбирать, ходить в маске или нет”.

Что же касается заявления Лидии Ермошиной, то Илья Добротвор напомнил, что избирательный кодекс не запрещает собирать подписи без масок – это не более чем рекомендация ЦИК. В этом его поддерживает Павлюк Быковский: он считает, что за сбор подписей без масок ЦИК может дать предупреждение, но это не должно быть препятствием в регистрации. Павлюк вспоминает, что на предыдущих выборах были предупреждения за досрочную агитацию, но и они не стали повод для нерегистрации.

Пример философского отношения к предупреждениям ЦИК демонстрирует и Сергей Возняк: на парламентских выборах Андрей Дмитриев получил предупреждение за рекламу в соцсетях, “но мы решили, что это не страшно, ни на что не влияет” – и на этих выборах кандидат Дмитриев снова пользуется такой же рекламой.

“У власти нет сердца, на людей ей наплевать”

На дискуссии сформировался консенсус – тематика коронавируса не в фокусе общественного внимания: людей больше волнуют связанные с пандемией поведение власти и экономические проблемы, нежели сама болезнь.

По мнению Виктора Янчуревича, “общество привыкает к мысли, что с этим будем жить, и долго”, к тому же “как всегда беларусы надеются на авось”. Вот и в кампании тема коронавируса уходят на второй план, а на первом – дискуссии о власти, “чем она живет, какими приоритетами руководствуется, какое место там занимает гражданин и его интересы”.

С ним согласен Сергей Возняк: люди стали привыкать к эпидемии, меньше чувствовать эту угрозу, “жизнь-то не остановишь”. Сама тема эпидемии не топовая в повестке (в отличии от проблем отсутствия работы и низких зарплат), но она показала, что “у власти нет сердца, власти на людей наплевать” – отсюда растет восприятие власти над антинародной.

Аналогичные тенденции подмечает и Николай Лысенков, люди озлоблены риторикой президента: “у нас в Столбцах по 50 человек в день заболевало, а нам говорят, что это психоз”

Илья Добротвор считает, что на фоне экономических проблем потенциальный карантин людей скорее пугает – “люди бояться остаться без средств к существованию … Все понимают, что государство не придет к нам на помощь”. Также в команде Цепкало тему эпидемии не делают ключевой для кампании “просто потому, что это проблема общемировая – наш кандидат не придёт, не щелкнет пальцами и вирус не исчезнет”

Будущей агитации эпидемия тоже, кажется, не помеха. Как отмечает Николай Лысенков, у Сергея Черечня будет и реклама в соцсетях, и пикеты: “Маска, перчатки – и работаем”. “Цепкало это фактически и есть беларуский интернет” – так радикально Илья Добротвор объясняет важное место онлайна в будущей агитации своего кандидата. Хотя уточняет, что планируются и все традиционные методы, включая пикеты. Сергей Возняк планирует отказываться от встреч в залах в пользу встреч на открытом воздухе – раз уж кампания проходит в разгар лета. Тематически “скорее всего это будет кампания анти-Лукашенко”, со слоганом “Говорить правду. Ценить людей. Менять власть”, где “ценить людей” – как раз реакция на поведения власти во время эпидемии, которая людей не ценит.

Наблюдение за выборами: разные подходы и новые вызовы

Представители штабов продемонстрировали совершенно разный подход к наблюдению за выборами. Самый привычный план озвучил Виктор Янчуревич: независимо от того, будет ли РЗС поддерживать кого-то из кандидатов, они планируют выдвигать людей в наблюдатели в сотрудничестве с кампанией “Право выбора”.

А вот “Говори правду” последние кампании наблюдения ведет индивидуально – как отметил Сергей Возняк, “после странных конфликтов с “Право выбора” наблюдение ведем самостоятельно по их же методичкам. Выдвигать будет своими протоколами – у нас регистрации везде, кроме Бреста”. Впрочем, он в то же время уверен, что на местах кооперироваться так иначе придется всем.

У штаба Валерия Цепкало подход необычный: по словам Ильи Добротвора, “мы участвуем чтобы победить, а не чтобы наблюдать … Отвлекаться на организацию наблюдения не видим смысла, когда есть “Право выбора” и “Весна”, которые годами это делают хорошо”. Впрочем, и запрещать своим активистам участвовать в других кампаниях наблюдения в штабе Цепкало не планируют.

Николай Лысенков видит ситуацию иначе: “Мы должны наблюдать, а не верить тому, что напишут в протоколах”. Поэтому в штабе Черечня планируют выдвинуть наблюдателями от его партии “Грамада” всю 1000 человек из инициативной группы, а также волонтеров, и готовы кооперироваться с другими структурами.

Сергей Возняк обратил внимание на относительно новый вызов: на последних выборах “начали создаваться группы провластных наблюдателей, которые наблюдают не за выборами, а за нами, противодействуют”. Поэтому он предлагает изменить тактику: выдвигать на один участок не 2 наблюдателя, а 5-6, пусть даже в ущерб массовости покрытия участков наблюдением. С ним согласен Виктор Янчуревич: “Много наблюдателей не бывает … норма на сегодня – 3-5 человек на участок”. Иначе сложно бороться с провокациями, удалением одного из наблюдателей, и организовать наблюдение по голосованию на дому.

А именно надомное голосование может стать особой проблемой на этих выборах, считает Илья Добротвор: “пандемия станет союзником власти в фальсификации явки”, когда прикрываясь ею власть резко повысит процент голосов в переносных урнах. Илья ссылается на свой уникальный опыт наблюдения в Беларуси во время эпидемии – 17 мая 2020 года на довыборах в местный совет в Колодищах: досрочно там проголосовало 19 человек, 6 – в день голосования, а еще 209 – как раз “по месту нахождения избирателей”. В таком случае наблюдателям нужны еще и свои машины, иначе их просто не возьмут в машину комиссии – и на этом наблюдение остановится.

Павлюк Быковский видит вызов и в том, что впервые может сложиться ситуация, когда у “Права выбора” не будет связи со штабами, никто из зарегистрированных кандидатов не захочет сотрудничать с кампанией, и тогда наблюдателям будет еще сложнее.

***

Полное видео дискуссии: https://www.youtube.com/watch?v=QcHrr7NH3hg

Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2021

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.