Политическая атмосфера в преддверии президентских выборов

Между выборами и выборами

27 ноября 2019 года Пресс-клуб, сайт экспертного сообщества Беларуси «Наше мнение» и Белорусский институт стратегических исследований (BISS) провели очередное заседание Экспертно-аналитического клуба по теме «Политическая атмосфера в преддверии президентских выборов».

Основными спикерами выступили представители аналитического сообщества:

Андрей Казакевич, доктор политологии, директор Института политических исследований «Палітычныя сфера»;

Александр Класковский, руководитель аналитических проектов БелаПАН;

Валерия Костюгова, редактор сайта экспертного сообщества «Наше мнение»;

Павлюк Быковский, медиаэксперт.

В дискуссии также участвовали представители политических сил, журналисты, активисты и представители экспертного сообщества: Виталий Рымашевский (сопредседатель «Белорусской христианской демократии»), Андрей Дмитриев (сопредседатель движения «Говори правду»), Виктория Таболич (начальник национального штаба движения «За свободу»), Илья Добротвор, Валерий Карбалевич, Сергей Чалый, Кирилл Горошко и другие.

Модерировали дискуссию Вадим Можейко (BISS) и Антон Рулёв (Press Club Belarus).

Участники обсудили следующие вопросы: 1) Как отсутствие избирателей на участках влияет на политический вес оппозиции внутри системы? 2) Что может сделать единый кандидат – если он появится? 3) Продолжится ли внутренний диалог между властью и оппозицией, между властью и гражданским обществом? Как изменится коммуникация внутри страны? 4) Понадобятся ли парламенту компетенции собирательного Савиных? Сохранится ли у парламента возможность для международной деятельности на западном направлении? 5) Будет ли у ЕС и США рычаг воздействия на политическую атмосферу в Беларуси? 6) Что еще можно успеть изменить?

Главные итоги парламентских выборов-2019: бойкот, протестные регионы, эмиграция

Валерия Костюгова отметила, что на парламентских выборах оппозиция – как обычно – справилась с задачей-минимум: выборы не были признаны ОБСЕ. Однако остается сомнение, удастся ли оппозиции впредь добиться чего-то большего. По ее мнению, на парламентских выборах де-факто удалось реализовать бойкот («Явка 30%, как зафиксировали наблюдатели – это бойкот, ниже уже некуда»), хотя никто к нему не призывал и этот бойкот никому ничего не дал.

Павлюк Быковский охарактеризовал это же явление просто как неявку, но отметил, что «в сельских округах, где не ступала нога наблюдателя, была явка и 90%. Так будут компенсировать проблемы по другим участкам».

В качестве интересных явлений Валерия Костюгова отметила появление на выборах неполитического класса – новых социальных групп, чьи права ущемлены. Также она выдвинула предположение, основанное на данных по рынку труда, миграции и др., что списочное количество избирателей завышено почти на миллион человек, которых нет в стране и которые не вернутся к президентским выборам, причем это активные люди, потенциальный электорат оппозиции. П. Быковский также отмечал случаи, когда центр хотел снять дублирующих кандидатов власти, а местные вертикальщики не хотели сниматься: «Это еще не деконсолидация режима, но процесс интересный».

Андрей Казакевич  обратил внимание на небольшой, но рост влияния провластных партий, а также впервые попавшее в парламент руководство РОО «Белая Русь».

Андрей Дмитриев сделал акцент на избирателей в регионах, которые хоть и считают важной белорусскую независимость, но куда больше обеспокоены личными экономическими проблемами, низким качеством воды, недоступностью медицины. По его мнению, решение этих проблем беларусы видят в эмиграции, причем не сезонной трудовой, а в постоянной. Накапливается и позитивный опыт знакомых, которые уже уехали. В итоге люди «откладывают не на гробовые, а на то, чтобы уехать – если не сами, то детям».

Виктория Таболич согласилась, что вместо традиционно протестного Минска теперь протестными из-за экономического положения стали именно регионы, и это вызов для оппозиции, так как туда нужно выезжать к электорату.

По мнению Валерия Карбалевича, парламентские выборы продемонстрировали, что белорусское общество не имеет запроса на демократию, а власть этим пользуется. Моральное давление оказывалось не на членов комиссии, фальсифицирующих выборы, а на студентку, которая выложила видео с куратором, призывающим студентов голосовать досрочно.

Отношения Беларусь – ЕС: «Власть празднуем победу над слабаками-европейцами»

Андрей Казакевич обозначил модель коридора, который белорусские власти сформировали в отношениях с Западом за последние годы нормализации. Этот коридор – воздержание от применения насилия и репрессий массового характера. По мнению политолога, государство будет придерживаться этого коридора, а брутально выходить за его границы только в случае непосредственной угрозы власти.

С этой моделью не согласился Сергей Чалый: по его мнению, никаких приличий власти придерживаться не будут, ведь после визита в Австрию Александр Лукашенко считает запад побежденным, и это подтверждается его тезисом про важность бизнес-климата, а не демократии или диктатуры. То, как были проведены парламентские выборы, Сергей Чалый назвал «плевком в лицо Западу даже с точки зрения простой человеческой морали». С ним согласился Валерий Карбалевич, который напомнил про приезд в Беларусь скандинавских министров сразу после выборов: «Власть празднуем победу над слабаками-европейцами».

Андрей Казакевич же отметил, что это если и «плевок, то не смачный», и на парламентских выборах власти тестируют, как Запад на него отреагирует. В целом же на Запад, по его мнению, все же будут обращать внимание: слишком много инвестировано в нормализацию, проведена большая информационная и экспертная работа, и просто так ее не сольют. Хотя это и не значит, что все рекомендации Запада будут выполняться.

Виталий Рымашевский и Андрей Дмитриев уверены, что парламентские выборы серьезно испортили отношения Беларуси с Западом. Как отмечал Андрей Дмитриев, «весь минский процесс построен на доверии, что Минск пусть осторожно, но движется в определенном направлении», и оно было подорвано нарушенными обещаниями о продолжении этого движения и в организации выборов, и в представлении в парламенте альтернативы.

Президентская кампания-2020: плотоядный контроль и зависшая конституционная реформа

Александр Класковский считает, что у власти есть все инструменты провести президентскую кампанию в удобном для себя ключе («4-5 кандидатов при 2-3 якобы оппозиционных»), и ситуация не толкает их к экспериментам: низкое доверие населения, слабое экономическое положение, плохая динамика отношений с Россией. У оппозиции же мало шансов навязать власти свой сценарий, даже сбор 100 тысяч подписей сегодня затруднителен – и даже для объединенной оппозиции, хотя ее объединение с выбор единого пока подвисли.

Андрей Казакевич согласен, что у власти есть все инструменты регулировать кампанию и определять кандидатов. Он напомнил, что белорусская модель всегда строилась насколько возможно простой (и этим отличается от российской или казахской). Хотя прошлые парламентские показали, что может быть игра на разнообразие, на усложнение системы. Но местные выборы-2018 и парламентские-2019 продемонстрировали тренд на упрощение, и таким он будет и на президентских выборах. Поэтому Казакевич очень скептически относится к вероятности конституционной реформы в ближайшие 2-4 года, так как она как раз про усложнение системы: парламент, фракции, смешанная модель выборов. Вертикаль к этому не готова, а вместо ее подготовки ведутся только разговоры.

Валерий Карбалевич согласен, что вопрос конституционной реформы завис, ведь в выступлении на участке для голосования Лукашенко дезавуировал все свои прошлые слова по конституционной реформе: вместо разговоров о преемнике выразил готовность баллотироваться и в 2025 году.

Сергей Чалый ожидает президентских выборов – «не таких травоядных, как в 2015 году», ведь слишком много карьер можно сделать на противостоянии угрозам «в виде картонных блогеров из-за границы и других, получивших деньги непонятно откуда, возможно из России». В качестве маркеров аналитик предлагает следить за тем, пойдет ли на выборы Гайдкукевич-младший (в 2010 году Гайдукевич-старший не пошел) и за заявлениями министра Макея или человека в подобной позиции (в 2010 году глава АП Макей предупреждал о возможности провокаций, де-факто солидаризировавшись с силовиками).

Единый кандидат: «выбор мелкотравчатый»

Виктория Таболич подтвердила, что движение «За свободу» выступает за проведение праймериз и выбор единого кандидата, без чего есть риск не собрать 100 тысяч подписей. Выдвижения единого кандидата хочет актив, и если его запрос будет провален, то «будут лететь камни, что мы даже этого сделать не можем». Виталий Рымашевский считает, что единый кандидат также нужен для противодействия провокации силовых структур и повторения сценария-2010 с насилием: «Единый будет влиять, потому что к нему будут прислушиваться».

При этом они оба допустили возможность, что единый кандидат может быть и не из правоцентристской коалиции, которая организует праймериз.

Андрей Дмитриев подчеркнул, что «Говори правду» не собирается идти на переговоры и в любом случае выдвинет своего кандидата, будучи уверенной в своей способности собрать подписи: «Собрали сейчас на волонтерских началах 30 тысяч, а будут ресурсы – соберем и 100 тысяч».

Другие участники дискуссии также выступили скептически к идее единого кандидата. Илья Добротвор не верит, что его удастся избрать, и в любом случае у оппозиции нет сильной персоны «даже уровня Милинкевича по раскрутке». Павлюк Быковский подтверждает, что «выбор мелкотравчатый», а слабый единый кандидат только усугубит положение оппозиции: «за 3-4 месяца не получится раскрутить неизвестную фигуру». Александр Класковский также не считает, что единый кандидат оппозиции сможет многое изменить – максимум достойно выступить и обозначить персональную альтернативу на будущее.

Соцсети: роль блогеров и провластных политиков

Виталий Рымашевский обратил внимание на феномен блогеров, которые не только выводили людей на улицы, но и создавали сильные медийные продукты вроде фильма «Отчим».

С ним не согласился Илья Добротвор, который назвал роль блогеров «переоцененной и ничтожной», так как десяток тысяч долларов может перекупить все их влияние.

Скептически настроен к блогерам и Павлюк Быковский, так как в целом просмотры их материалов не выше, чем дают другие каналы коммуникации. Зато он обратил внимание, про провластные политики в последнее время массово завели аккаунты в соцсетях и вынужденно оказались перед необходимостью что-то объяснять критичной аудитории.

Площадь-2020: спонтанная, немноголюдная, провокации на руку Москве

Никто из присутствовавших политиков не планирует после президентских выборов звать людей на площадь, но все участники дискуссии сошлись во мнении, что она скорее всего организуется либо спонтанно, либо с помощью других сил, хотя и не будет при этом массовой.

По мнению Александра Класковского, Лукашенко будет стараться погасить возможность площади заранее, ведь он хотел бы в этот раз победить без брутальности.

Однако Виталий Рымашевский считает площадь неизбежной из-за того, что «уровень ненависти беларуского народа к власти высок как никогда», а организуют ее скорее блогеры и независимые протестные группы. При этом задачей для оппозиции он видит не допустить сценария-2010, так как «прагматичные, эгоистичные и пророссийские» силовики могут выступать за жесткий сценарий, не обращая внимания на коридор отношений Беларуси с Западом.

У Ильи Добротвора  есть опасения, что площадь и вовсе будет организована и спонсирована Москвой – и в таком случае «надо ли туда идти, чтобы менять Лукашенко на генерала-губернатора».

Андрей Дмитриев также считает площадь «очень опасной затеей», а ее последствия даже более важными, чем результат выборов: будет ли продолжаться нормализация отношений с Западом или Беларусь ждет откат как в 2011 году. Он ожидает стихийной площади, где неясна только массовость – но она и не важна для провокация, а механизмов противодействия им нет.