На ? отвечает Александр Федута

! Смотря, что вы понимаете под выигрышем. Если цифру, которую произнесет вслух Лидия Ермошина, то, разумеется, выиграет. Если получение реальной поддержки со стороны народа, то – сомневаюсь. Особенно после того, как он выбрал момент для объявления референдума. С точки зрения тактической – все правильно, никакой Путин не вякнет. С точки зрения стратегической – все настолько безнравственно, что последний алкаш понимает: сука, чужим несчастьем воспользовался, чтобы собственную шкуру прикрыть. Воспроизвожу дословно то, что говорили в субботу в вагоне электрички, везшей меня в поселок Негорелое, где мы праздновали юбилей моей тёщи.

Когда трое мужиков из сельской местности, которые явно должны были бы принадлежать к лукашенковскому электорату – здоровые натруженные руки, обветренные лица, запах пива (в выходной можно), полчаса из часа поездки говорят именно об этом и оценивают именно так, проигрыш можно считать гарантированным.

И потом. Очевидно, что назначив референдум «на фоне Беслана», Лукашенко окончательно «проиграл» Россию и российское общественное мнение. Этого не то, что Путин – Зюганов никогда не забудет. Такие вещи во все времена назывались предательством.

? Есть ли в оппозиции яркие лидеры? Каким сегодня должен быть политический лидер, чтобы вы в него поверили?

! Лидеры есть. Верю во многих. Правда, это не означает, что в каждом вижу президента. Верю, например, в Винцука Вечерко, человека образованного, искренне желающего пользы нашей общей родине. Он и ярок, как бы критически я не оценивал его манеру говорить и вести себя публично. Но президентом он быть не может по целому ряду обстоятельств.

Сегодня в оппозиции реально есть три возможных кандидата. Один из них женщина. Позвольте их не называть публично, дабы не подвергать опасности.
Что же касается качеств, которые позволяют рассматривать политика в качестве кандидата, могу указать на главные: он должен верить в то, говорит и делает, должен быть технологичен в своих поступках (то есть, действовать не только по определенному алгоритму, но и уметь корректировать свои действия в зависимости от изменения реальных обстоятельств) и, наконец, уметь отвечать честно на самые неприятные для него вопросы. Последнее тем более важно, что белорусская оппозиция крайне не любит неприятных вопросов – так же сильно, как их не любит и белорусская власть. Лукашенко в 1994 году такими качествами обладал. Сейчас – не обладает. Сейчас вместо умения отвечать на неприятные вопросы он использует возможность устранять людей, которые их задают. Так, например, можно утверждать, что поводом для устранения с белорусской политической арены Владимира Ермошина стала его позиция по вопросу проведения экономических реформ.

? Почему в «великом геополитическом противостоянии» Запада и Востока (терминология П. Якубовича) участвует только официальный Минск?

! Потому что официальный Минск и обозначает собой границу между Западом и Востоком. Если, конечно, под Западом понимать конвенциональность, а под Востоком – иезуитскую хитрость во имя достижения поставленной цели любым путем. С этой точки зрения Япония и Китай – куда более западные государства, нежели пропахшая азиатчиной Беларусь. Россия и Америка в вопросе отношения к Беслану оказались едины, Ширак и Шредер, Квасневский и Адамкус, лидеры Иордании и Саудовской Аравии. Для всех – трагедия. Для Лукашенко – повод для спекуляций. Да, скифы мы, да, азиаты мы, если наш президент использует эту трагедию исключительно для увековечивания собственной власти. Тем паче, что два дня в запасе у него было, мог бы и обождать.

Метки