На ? отвечает Александр Федута

? Является ли «Акт о демократии» актом демократии и актом демократизации? Иными словами, можно ли его, во-первых, охарактеризовать как продукт деятельности демократической системы (поскольку многие полагают, что это лишь лицемерное прикрытие воли к власти) и, во-вторых, способен ли он достичь заявленных целей (поскольку многие считают, что он лишь способствует закреплению деспотических патологий)?

! Акт о демократии, принятый Конгрессом и одобренный Сенатом США (если вы этот Акт имеете в виду), является актом демократии. Хотя бы потому, что принятие его полностью соответствовало всем общепринятым в США и мире процедурным нормам. Но он не является актом демократизации, поскольку не способен в полной степени содействовать трансформации белорусского режима. Его основной недостаток: после его принятия заставить Россию присоединиться к любым санкциям против Беларуси будет уже невозможно. Такие ходы следует согласовывать. Но сверхдержавы уверены, что если жираф большой, то ему видней. Точно так же Россия пыталась добиться «рыночных преобразований» в Республике Беларусь, отключая газ – и не предупредив об этом ни Польшу, ни Литву. В результате получился абсурд.

Там есть лишь одна норма, способная реально повлиять, по крайней мере, на информационное положение белорусского лидера внутри страны. Это норма о счетах г-на Лукашенко и его окружения, о предании гласности информации о движении по таковым счетам средств. Однако насколько я понимаю, даже правительству США осуществить это решение под силу только после соответствующего решения судебной инстанции. Посему я воспринимаю этот акт преимущественно в качестве демонстрации сужденных нам благих порывов (но свершить по нему, боюсь, как писал поэт, ничего не дано).

Что же касается патологий власти – а что, еще остались какие-то патологии, которых у нас нет?!

? В интервью национальному телевидению в воскресенье вечером Урал Латыпов говорит о том, что президент пока не решил, пойдет ли он на выборы. Каким образом эту «нерешительность» можно увязать с решимостью, с которой президент пытается создать прочные условия своего переизбрания на еще один срок?

! Но ведь нужно успокаивать электорат. Вот ему и говорят: все в порядке, никто никуда пока не баллотируется. И Латыпов в данном случае – всего лишь первый заместитель Верховного Главноуспокаивающего, так сказать, заслуженный исполнитель «Калыханкi»: спите спокойно, дорогие избиратели, сказав «А», президент вовсе не собирается говорить «Б»!

Собственно говоря, mea culpa! Это я в свое время выдвинул теорию, согласно которой референдум еще не означает непременное участие Лукашенко в выборах. Хотя я до сих пор убежден в том, что после референдума он может рассчитывать на любые гарантии со стороны как России, так и Запада, а вот после того, как зарегистрируется кандидатом в президенты, за шкуру нашего полубессмертного медведя я не дам и ломаной полушки. Но у Александра Григорьевича есть один недостаток: набирая разгон, он уже не способен остановиться и сделать шаг назад, подальше от пропасти.

? Пушкинское «Из Пиндемонти» («Не дорого ценю я громкие права») нередко рассматриваются как свидетельство аполитичности поэта (подлинное творчество должно вынести за скобки политические условия своего существования). Можно ли признать такую трактовку адекватной?

! Это Александр Сергеевич на старости лет писал – с 1833 по 1837 годы включительно. В таком возрасте можно пересмотреть собственные взгляды (времен молодости), отстраниться от них, обдумать все пережитое. Вот он и переосмыслил. Получилось удачно, но как-то не слишком вежливо по отношению к тем, с кем когда-то плыл в одном челне (простите за реминисценцию из «Ариона»). Не отступничество, но отступление, признание своего поражения. Собственно говоря, об этом была моя диссертация.

Любой поэтический тезис нужно, кроме того, оценивать с точки зрения жанровой. Профессор Сергей Фомичев, один из виднейших советских пушкинистов 70-х – 90-х годов, сказал когда-то юному Александру Федуте, приехавшему к нему в Петербург за советом: «Молодой человек, не верьте тому, что поэт говорит в стихах. Над стихами работает резец жанра». Совершенно справедливо было сказано. То, что пишет поэт в приливе вдохновенной печали, не всегда равнозначно тому, о чем он думает, смиренной прозой выражая свою мысль. Так что делайте скидку. Пушкин ведь не аполитичность воспевал, а независимость. Это и есть его главный тезис: «Зависеть от царя, зависеть от народа – / Не все ли нам равно?..» В смысле: равно тяжко подчинять свое вдохновение любой чужой воле. Свободно нужно думать, свободно дышать, говорить и делать то, что считаешь нужным – и чума на оба ваши дома, власть и оппозиция!

Впрочем, я не исключаю, что возможна и иная трактовка. Но это уже будет не моя трактовка.

Метки