Конституция Европы. Дубль второй

Подведение итогов немецкого председательства в ЕС, выборы во Франции способствовали возобновлению широкой дискуссии относительно судьбы Конституционного договора Европейского Союза. Самым обсуждаемым становиться предложение принять в ближайшие два года его новую версию, упрощенную, понятную и эффективную с точки зрения политического управления союзом.

Если вернуться к истокам, стоит упомянуть, что общеевропейская конституция всегда рассматривалась именно как ключевой инструмент укрепления политического измерения, развития политической идентичности союза, инструмент управления. Строго говоря, инициатива принятия европейской конституции впервые была озвучена как необходимое условие политического развития объединенной Европы, более 15 лет назад, и первая пилотная версия появилась в Европарламенте еще в далеком 1990 году.

10 лет спустя, в 2000 г. в Ницце, была принята Хартия Европейского Союза об основных правах. Этот документ стал основой для работы по созданию собственно ныне существующего проекта.

В декабре 2001 г. в Лаакене принимается декларация «Будущее Европейского Союза» (т.н. Лаакенская декларация). Этим документом были установлены основные ориентиры предстоящих реформ и преобразований. А для выработки программных положений и текста был образован временный орган, составленный из бывших политических тяжеловесов и мудрецов – Конвент. Всего в его составе оказалось 105 человек, а возглавил Конвент бывший Президент Французской Республики Валери Жискар д’Эстен.

В июле 2003 г. Конвент одобрил проект – первую в истории наднациональную конституцию. А 29 октября 2004 г. главы 25 государств – членов Евросоюза подписали в Риме сам «Договор учреждающий Конституцию для Европы», представленный сразу на 20 языках. Европейская конституция, по общему мнению участников тогдашнего саммита, должна была «способствовать развитию общеевропейской идентичности и сделать ЕС моделью нового миропорядка».

После этого для принятия проекта конституции потребовалось согласие каждого из 25 государств-членов. В разных странах предполагались различные варианты ратификации – либо голосованием в парламенте, либо на общенациональном референдуме.

На одном из наиболее важных референдумов, в Испании по вопросу принятия конституции Европейского Союза более 76 % граждан высказались «за» новый союзный документ. Однако, совсем скоро, две другие весомые страны дали прямо противоположный результат. По мнению многих экспертов и политиков, референдумы во Франции и Нидерландах нанесли самый существенный удар по процессу европейской интеграции за последние несколько десятилетий. И эти неудачи негативно сказалась едва ли не на всех направлениях деятельности союза, например, на финансовой политике. Очевидно, что негативные результаты референдумов во Франции и Голландии предопределили провал в Европарламенте в январе 2006 г. уже согласованного проекта бюджета Евросоюза на 2007—2013 гг.

К началу 2006 года ситуация выглядела весьма пессимистично. Стало очевидно, что нужны новые подходы. И в мае 2006 г. председатель Еврокомиссии Ж. М. Баррозу заявил, что к 2009 г. у Евросоюза будет новый основной закон, который заменит проект, отвергнутый в 2005 г. французами и голландцами. Было также объявлено, что процесс реанимации конституции ЕС, которая, возможно, получит иное название, будет начат на июньском (2006 г.) саммите Сообщества. Как заявил тогда Ж. М. Баррозу, все будет происходить в три этапа.

Сначала в течение ближайшего года Брюссель сформулирует и примет программу экономического роста Евросоюза. Этот ход понятен: отставание по темпам развития экономики ЕС от своих основных конкурентов США и Китая – одна из причин недоверия со стороны населения к институтам власти ЕС, равно как и скептического отношения к будущему европейской семьи.

На втором этапе, в 2007 г., на свет должна появиться новая редакция конституции, вероятнее всего, под названием «Конституционная хартия Европы».

Решающим, по словам Ж. М. Баррозу, должен стать 2008 г., когда планируется принять новый вариант конституции. К тому времени политическая атмосфера в Европе, по замыслу разработчиков плана, будет благоприятствовать его успешному завершению. В некоторых ключевых странах вступят в полномочия новые правительства, Евросоюз вернется к обсуждению общего бюджета, будет пересмотрена аграрная политика ЕС.

В любом случае к 2009 г., когда истекает мандат нынешнего состава Еврокомиссии и Европарламента, по мнению Ж. М. Баррозу, Европа получит новую конституцию.

На саммите ЕС, который прошел 14-15 декабря 2006 г. в Брюсселе было принято решение о том, что в первой половине 2007 г. правительство Германии, как страны-председателя должно подготовить отчет о дальнейших перспективах европейской конституции.

И 17 января 2007 г. канцлер А. Меркель, выступая в Европарламенте, заверила, что до конца срока председательства Германии в ЕС – конца июня 2007 г. – она предложит пути решения вопроса относительно будущего европейской конституции. «В интересах Европы, ее стран-членов и их жителей – завершить этот процесс успешно до следующих выборов в Европарламент в 2009 г.», – заявила тогда А. Меркель. Она отметила то, что крах этого проекта может стать «исторической ошибкой».

Надо признать, что большинство стран поддерживают такой вариант развития, резонно полагая, что нынешние процедуры принятия решений в ЕС, являются слишком громоздкими, осложненными переплетением компетенций национальных представителей и институтов ЕС.

Полны энтузиазма и новые члены ЕС. Правда, их позиции порой несколько отличны от брюссельской инициативы. В январе нынешнего года президент Чешской Республики В. Клаус заявил, что Евросоюз должен создать новый документ, который будет отличаться от проекта конституции, отвергнутого Францией и Голландией. По его мнению, навсегда, или, по крайней мере, на длительное время, должно быть оптимально разделено национальное и союзное. При этом документ может, но вовсе не обязан называться конституцией. В Праге А. Меркель выслушала согласованную позицию двух ключевых государств Восточной Европы – Чехии и Польши. До сведения канцлера ее довел именно президент Клаус. В частности, он подчеркнул: конституция станет приемлемой для чехов и поляков лишь в том случае, если она будет обеспечивать государственные интересы государств – членов ЕС, четко сформулирует компетенцию центральных органов ЕС и национальных правительств. По сути, германскому канцлеру дали понять, что это должна быть совсем иная конституция, чем та, которую Берлин собирался редактировать и предлагает принять к 2009 г.

Подобный подход способен существенно осложнить, а, возможно, и сорвать заявленные ранее планы Берлина доработать текст конституции уже к июню этого года.

В последний день мая Польша, это непослушное и непредсказуемое дитя европейской семьи, в очередной раз заявила, что готова наложить очередное «вето». На этот раз – на новый проект евроконституции. Полякам не нравится предложение Германии об изменении принципа принятия решений. Сейчас требуется согласие всех членов Евросоюза, и достаточно не согласия Польши – одной из 27 членов – чтобы заблокировать любое решение. Германия предлагает сохранить в обновленном конституционном договоре идею перехода на новую систему принятия решений внутри ЕС на основании квалифицированного большинства голосов. То есть, для утверждения решения в его поддержку должны высказаться не все страны-члены, а лишь 55% государств, при этом суммарное население которых составляет не менее 65% от общего населения союза. Польша считает необходимым повысить планку принятия решений, полагая, что предлагаемая система работает «исключительно в пользу крупных стран Евросоюза». Варшава, опасается, что в результате «старые» члены ЕС при наличии договоренности между собой смогут диктовать свои условия странам Восточной Европы.

С другой стороны, сложилась группа т.н. стран-евроэнтузиастов, образовавших «клуб друзей европейской конституции». 26 января 2007 г. 18 стран, ратифицировавших европейский конституционный договор, собрались в Мадриде, чтобы заявить о своем намерении защитить конституцию от евроскептиков и поддержать усилия Германии, которая, являясь председателем Евросоюза, намерена реанимировать этот проект, зашедший в тупик.

Открывая эту январскую конференцию, министр иностранных дел Испании М.-А. Моратинес признал, что конституционный договор, несмотря на недостатки, «потрясающий документ, который отвечает нуждам союза и его граждан.  Поэтому было бы предпочтительнее использовать нынешнюю кризисную ситуацию, чтобы внести предложение смелое, но не безрассудное, чем ограниченное, которое неизбежно приведет к ограниченному соглашению. И вскоре действительность покажет его недостаточность».

Представители стран, вошедших в «клуб друзей европейской конституции» напомнили, что они представляют две трети всех государств Евросоюза и 270 млн. его граждан.

Конференция «Друзья европейской конституции» была созвана по инициативе правительств Испании и Люксембурга. В список приглашенных организаторы включили представителей только 18 государств ЕС, которые ратифицировали текст общеевропейской конституции в его нынешнем виде. Именно это обстоятельство заставило нынешнего председателя Евросоюза Германию дистанцироваться от мероприятия. Свое недовольство форматом конференции высказали канцлер А. Меркель и министр иностранных дел Ф.-В. Штайнмайер. А. Меркель напомнила организаторам, что в ближайшее полугодие она представляет на политической арене интересы всех 27 государств ЕС и поэтому обязана «сохранять нейтралитет». Ф.-В. Штайнмайер объяснил свой отказ приехать в Мадрид следующим образом: «Любые инициативы, способные еще больше отдалить лагеря сторонников конституции и государств, не ратифицировавших документ, неконструктивны».

Берлин для достижения цели выбрал иную стратегию. Публичным дебатам и официальным призывам к ратификации А. Меркель предпочла тактику консультаций за закрытыми дверями.

Предсказуемую поддержку Брюссель и Берлин получили из Парижа. Уже 28 февраля 2007 г. кандидат на пост президента этой страны Н. Саркози, заявил, что в случае его избрания главой государства будет способствовать разрешению кризиса Европейского Союза. «Главная цель нашей внешней политики заключается в преодолении институционального кризиса Европейского Союза, вызванного референдумом во Франции и Нидерландах, граждане которых высказались против принятия конституции ЕС».

По словам Н. Саркози, неоднократно им произнесенным, европейские государства «недостаточно едины» для того, чтобы «действовать сообща и оказывать значительное влияние на международной арене». Он сразу высказался за принятие «упрощенной» конституции ЕС и для многих инициатива принятия т.н. мини-конституции, стала ассоциироваться исключительно с ним. Брюссель благоразумно не возражает, понимая, что любые инициативы, вышедшие из его бюрократических недр не так привлекательны, как инициативы, ярко озвученные одаренным французским оратором, а ныне уже новым французским политическим лидером.

В марте, на последнем саммите ЕС была принята Берлинская декларация. Она задумана как своего рода преамбула к европейской конституции. Саму же конституцию или нечто аналогичное ей, согласно этой Декларации теперь необходимо согласовать к 2009 г. По мнению Германии и Франции, новый документ не должен превышать по объему 70 статей, которые оставят лишь первую часть конституционного договора. Он также включит в себя некоторые статьи из четвертой части прежнего договора, касающиеся порядка внесения в него возможных изменений в будущем. В дополнение к основополагающему договору европейцам будет предложено подписать протокол о принятии Хартии основных прав и договор о направлениях единой европейской политики.

А. Меркель неоднократно заявляла, что намерена разработать сбалансированный документ, «который учтет все требования, выдвинутые государствами – членами Евросоюза». Она пригласила партнеров по союзу проявить большую активность в деле возобновления конституционного процесса. Разработан график, предусматривающий достижение неформального согласия всех стран ЕС подписать новый договор уже в июне нынешнего года. Затем в июле предполагается созвать межправительственную конференцию для согласования всех деталей текста.

На совместной пресс-конференции по поводу визита нового французского президента в Европейскую Комиссию, Н. Саркози и Ж. М. Барозу отметили, что мини-проект – это путь быстрейшего нахождения взаимопонимания и преодоления наметившегося разлада, путь, позволяющий сдвинуться с мертвой точки: «Европа не может оставаться в состоянии паралича. Нам необходимо разблокировать ситуацию и активизировать работу, сделать более кратким и понятным текст, прозрачным процесс принятия. Не через референдумы, а через парламенты, способные обеспечить необходимый уровень и профессионализм обсуждения и полемики».

Пойдет ли все так гладко  как предполагает А. Меркель, предсказать трудно. Шансы на позитивный исход довольно велики, но нельзя исключать и то, что совместно предложенный Берлином, Брюсселем и Парижем обходной маршрут для большого европейского корабля может опять вывести теперь уже на новые непредсказуемые рифы.

 

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.