Финал в Сочи

Шила в мешке не утаишь

Как ни пытаются опровергнуть эту пословицу белорусские государственные СМИ, но итог саммита в Сочи налицо: заметно, что в южной столице России белорусский президент был подвергнут беспрецедентному давлению. Оценивая итоги встречи, приходишь к выводу, что ему были предложены варианты, от которых ему было невозможно отказаться, не поставив под угрозу не только свое политическое будущее, но и благосостояние десятка миллионов белорусов.

А. Лукашенко не выдержал и начал отступать. Он на глазах «сполз» с ключевых направлений – поставка и транзит газа, введение российского рубля в качестве единственного законного платежного средства РБ и т.д. Более того, есть основания полагать, что состоялось обсуждение критически важного для главы белорусского государства вопроса – о его политическом будущем. В итоге А. Лукашенко оставалось только кивать головой и соглашаться с тем, что ему говорил российский президент. Так что он не кривил душой, заявляя, что буквально по всем вопросам было достигнуто «согласие». Иначе и быть не могло. Торговаться с В. Путиным А. Лукашенко едва ли мог. В ответ ему нечего было предложить.

Правда, в преддверии встречи в печати появились мнения, что в руках А. Лукашенко есть «особое «торговое предложение» для Путина». Но мы с подобного рода версиями встречаемся не первый раз… Уж который год гуляют по страницам наших оппозиционных газет разговоры об обмене «третьего срока» на «суверенитет» Беларуси…

Но вернемся в Сочи. Без сомнений, свою роль в итогах встречи сыграл белорусский политический фон. Белорусский президент приехал из столицы, где третий день идет голодовка депутатов парламента. Стоит сказать, что не каждый день на ленту новостей приходит информация, что в какой-то стране мира представители законодательной ветви власти вынуждены прибегать к голодовке с целью привлечения внимания собственной исполнительной власти к своим требованиям. Одна власть голодает, а другая не замечает. Для нормального государства это звучит дико. Так что эта тема не могла не прозвучать во время встречи между партнерами по Союзному государству.

В Минске понимали степень важности переговоров с основным зарубежным политическим и экономическим партнером в преддверии конституционного референдума. А. Лукашенко обязан был вернуться из Сочи с ощутимым успехом. Знаком поддержки всех планов белорусского президента должно было стать официальное подтверждение визита В. Путина в Минск в дни празднования 60-летия освобождения Республики Беларусь. Появление в белорусской столице российского президента в дни, когда, судя по сценарию Администрации президента РБ, запланировано объявить о начале борьбы за политическое бессмертие А. Лукашенко, должно было обеспечить международную легитимность готовящегося всенародного опроса. Это весьма изощренный план – связать славу Победы и неизбывную горечь от потери миллионов родных и близких с началом строительства своей собственной маленькой империи.

Здесь требуется небольшое разъяснение. А. Лукашенко – уникальный приватизатор. Он славится умением использовать себе на пользу то, что ему не принадлежит. В 90-е годы во время визитов за рубеж белорусский президент открыто торговал российским таможенным пространством. Затем глава белорусского государства приватизировал историю страны, объявив, что настоящая история Республики Беларусь началась с 1994 года. Заодно присвоил право единолично распоряжаться всеми производственными фондами страны. Сейчас прочно приватизировал Победу во второй мировой войне, или, как говорят ветераны, «примазался». Естественно, за такой «подвиг» он ждет от благодарного народа «заслуженной» награды – теперь уже приватизации кресла президента.

Но в Сочи вопрос о 3 июля можно было не поднимать. А. Лукашенко начал разговор о торжествах в Минске с человеком, который уже «сидел на чемоданах», чтобы лететь в Париж.

Вот такая случилась незадача. На торжества в Нормандии по случаю 60-летия открытия второго фронта «главного спасителя Европы» так и не позвали. Хотя там присутствуют главы 16-ти стран Европы. Сегодня там встречали В. Путина. И ни у кого не осталось каких-либо иллюзий – в Минске 3 июля российского президента мы так и не увидим. На пресс-конференции этот вопрос даже не возникал. Это уже не первый сбой стройного сценария по проведению президентского референдума.

В принципе, нас это не удивило. Еще по итогам встречи в Ялте нами был сделан вывод, что Кремль не «клюнет» на «наживку» в виде «подвига народа». В. Путин прекрасно понял, что вместо участия в праздновании, его втянут в лукашенковский референдум.

Удивило нас другое: особенности подготовки к саммиту в Сочи. По традиции политические эксперты Администрации президента приступили к подготовке переговоров самостоятельно, но от их услуг отказались. Причем сделано это было в весьма резкой форме. Этот факт не являлся каким-то секретом. Так что заявления некоторых наших коллег о том, что «в течение нескольких месяцев (?) команда Лукашенко тщательно готовилась к рандеву своего шефа с российским президентом», вызывают недоумение. Ведь в том-то и суть вопроса, что вместо организации серьезной аналитической работы, составления схем разговора, отработки вариантов кризисных ситуаций и оттачивания аргументов, подготовка свелась к психологической накачке А. Лукашенко. Ему в очередной раз, как говорится, «вложили в уши», что он мастер политического экспромта, и чем сложнее ситуация, тем успешнее у него получится ее разрешить. В принципе, надо отдать должное этому «нашептывателю» в президентское ухо. Объективно он делает полезное дело. За белорусским президентом возникла тень политического неудачника.

В отличие от политических экспертов, специалисты от «Белтрансгаза» кое-что в портфель белорусского президента положили.

Прежде всего, на стол переговоров планировалось выложить политический довод: «Белтрансгаз» невозможно приватизировать без резкого подъема антиправительственных и антироссийских настроений в белорусском обществе. Более того, «сдача» «Белтрансгаза» может резко активизировать оппозицию и дестабилизировать обстановку в стране. В данном случае Минск, естественно, главного не договаривает: появление СП на базе «Белтрансгаза» оказалось бы тяжелым пропагандистским ударом в спину референдума. Этот довод был использован, на что был получен ответ: «Внутренняя ситуация в стране – забота белорусского руководства».

Кроме того, А. Лукашенко, в зависимости от обстановки на переговорах, мог предложить самые экзотические варианты гарантий безопасности газового транзита со стороны руководства РБ, вплоть до создания в структуре «Белтрансгаза» некой независимой группы «Газпрома», выполняющей контрольные и надзорные функции. Естественно, что структура должна была бы иметь чисто декоративные функции, не имея никаких реальных прав. Такой опыт у России уже имеется – никакого толку от офицеров российской таможни, которые постоянно присутствуют в Бресте, как не было, так и не будет. Процветанию специфической белорусской народной забавы под названием «Конфискат» они помешать не в силах. Но аргумент, судя по всему, в Сочи был озвучен.

Здесь же мы найдем ценовую «вилку» – таблицу вариантов решения проблем поставки и транзита газа (объем транзита – тарифы на транзит – цена на газ для РБ). Оказалось, что запланированы некие уступки, но только до политически важной «красной линии» – 50 USD.

Во всяком случае, во время обсуждения газовой проблемы А. Лукашенко явно попытался подсунуть В. Путину сложные расчеты специалистов. Это делалось преднамеренно. Цель – заставить Путина самого сделать предложение о передаче проблемы поставки газа в РБ и транзита в Европу в руки экспертов, что позволит затянуть время. Частично это удалось. Но Москва-то может ждать, а Беларусь?

Был подготовлен еще один вариант решения проблем поставки газа – конфронтационный. Дело в том, что российский природный газ идет в Польшу и Прибалтику без контракта. Следовательно, в случае отключения белорусских потребителей от газа, транзитный газ можно объявить контрабандой и конфисковывать до бесконечности. (Белорусская сторона твердо убеждена, что РБ невозможно полностью лишить поставки газа больше, чем на 48 часов). В этом плане Лукашенко даже устраивает, что нет контракта на транзит газа в Европу. Товар получается ничейный. Но, судя по итогам, А. Лукашенко не использовал этот «аргумент».

Все, больше А. Лукашенко ничего в Сочи не вез. Между прочим, перед встречей в печати появились не лишенные изящества версии о неких политических вариантах «разменов», подготовленных для Сочи. Гипотезы о поддержке или «нейтралитете» российской стороны по отношению к конституционному референдуму в обмен на «головы» Петуха, Сидорского, Семашко, Сивакова, Шпилевского в самом деле впечатляют читателей, но, по сути, весьма сомнительны. У нас нет желания обидеть коллег, но все-таки стоит заметить, что политическая фигура, готовая к размену, в стране только одна – А. Лукашенко. Остальные интереса не представляют.

Но так и видишь, как приятно вышеупомянутым чиновникам увидеть подтверждение собственной значимости, почитав про себя, что их собираются принести в жертву во имя политического бессмертия патрона. Для чиновника президентской команды такое завершение карьеры могло бы быть предметом мечтаний – «сам В. Путин настаивал на его отставке»! Однако сложно поверить, что Владимиру Путину больше нечего делать, как рассматривать личные дела белорусской номенклатуры в связи с их возможной ответственностью за политику страны. Между прочим, А. Лукашенко понимает это как никто другой. И никаких «разменов» В. Путину он не предложить не мог…

Между тем, появление версии «разменов» симптоматично. Все подобное соотносится с определенной традицией. К примеру, люди старшего поколения до сих пор передают друг другу слухи 70-х годов прошлого столетия: «Машерова Москва не любит. Слишком крепко стоит за белорусов». Попробуй, разубеди… Глаза выцарапают. Так что при всем уважении к авторам, – увы...

Все-таки все эти «размены» – заблуждения. Это ведь здесь, в Минске, С. Сидорский некая сила, хотя и резко ограниченная президентским произволом, а в Москве его не знают, да и знать особо не желают, так как эта фигура, как, впрочем, фигуры Петуха и Семашко, являются лишь говорящими телефонами прямой линии с белорусским президентом. Они не переговорщики. Они ретрансляторы, т.е. в этой своей роли ничем особым не отличны от технических приспособлений. Это как если бы А. Лукашенко готовил разменные варианты, пакуя свои факсы и мобильные телефоны...

Не является секретом, что А. Лукашенко в первую очередь является президентом самого себя, а уж во вторую очередь главой белорусского государства. Поэтому на сочинской встрече он сам не знал, за что хвататься в первую очередь – за газ или за свое политическое будущее. Газ – это проблема страны (хотя отчасти и его личные интересы), референдум – это его личная проблема, навязанная всей стране.

За два часа до появления в резиденции «Бочаров ручей» белорусского президента В. Путин провел заседание Совета Безопасности РФ. По взволнованному виду хозяина было заметно, что он готовил себя к необходимости сказать гостю много тяжелых слов. Не в пример российскому президенту, А. Лукашенко появился в зале переговоров отдохнувшим и уверенным в себе. Но как тут не отдать должное интуиции Александра Григорьевича. Он буквально «шестым чувством» уловил настроение партнера и тут же сдал назад. Вместо комплексного разговора по всем вопросам мы услышали из уст белорусского президента слова о том, что «мелкими вопросами» «перегружаться не будем». По-видимому, в разряд «мелких» в очередной раз попал вопрос о конкретной цене за российский природный газ. Во всяком случае, на состоявшейся после четырехчасовых переговорах пресс-конференции, куда В. Путин явился уже в приподнятом настроении, а вот на белорусского президента было страшно смотреть, цена так и не была названа. Судя по итогам встречи, устно была согласована цена даже выше 50 USD, но в данном случае В. Путин просто пожалел коллегу и публично не стал ее озвучивать.

Итак, нам в очередной раз объявили, что проблема поставки и транзита природного газа между РФ и РБ больше не существует, а если раньше и были всякого рода недоразумения, то они связаны с непониманием между «субъектами хозяйствования» (В. Путин). Фактически это означает, что тупик в переговорах между «Газпромом» и «Белтрансгазом» так и не преодолен. Россия не отступила от своих условий на поставку и транзит, а вот белорусский президент в очередной раз пообещал заключить контракт на рыночных условиях. Это же самое он обещал восемь месяцев назад в тех же Сочи. Результат известен. Более того, после газового кризиса 22 февраля он публично поручил Сергею Сидорскому заключить контракт на «условиях Путина». Премьер даже пальцем не пошевелил, прекрасно понимая, что президент еще не закончил свою игру. А. Лукашенко и в эту субботу пообещал вопрос решить, и уже никто не сомневается, что контракт так и не появится, если в графе цены будет стоять цифра 50 USD за одну тысячу кубометров российского природного газа.

Три года назад в тех же Сочи А. Лукашенко божился допустить российский бизнес к приватизации белорусских предприятий. Тогда он нуждался в поддержке России на выборах 2001 года. Всем прекрасно известно, как выполнил А. Лукашенко свои обещания. Он и сейчас попытается выкрутиться, протянуть время, сослаться на те или иные обстоятельства. Уже на пресс-конференции он раздумывал, как ему обойти свои же слова. Обратите внимание, белорусский президент даже жестом не отреагировал на слова В. Путина о том, что вопрос о создании СП на базе «Белтрансгаза» «решен». Это он у Путина решен… Но вообще, А. Лукашенко поразил своей пассивностью...

В понедельник мы должны увидеть уже иного А. Лукашенко. Это в Сочи он со всем соглашался. По-другому и быть не могло. Есть мнение, что в качестве прелюдии к разговору В. Путин в исключительно вежливой форме расписал белорусскому президенту условия мягкого «аджарского» варианта: выезд из страны, гарантии безопасности, сохранение собственности, включая зарубежные счета и т.д. Это могло быть чистой абстракцией, рассмотрением гипотетической ситуации («мало ли что...»), но разве после такого «дружеского» вступления не повалит «согласие» по всем вопросам?

Любопытно, но «аджарский пакет», если разговор имел место, удивительно близок к условиям, выдвинутым 3 июня депутатом Фроловым перед началом голодовки группы «Республика». Но это уже другая тема.

* * *

Подведем итоги встречи.

В Сочи А. Лукашенко согласился на российский вариант решения проблемы поставки и транзита российского газа. Если бы «поддался» Путин, то об этом «успехе» белорусского президента уже бы трубили все белорусские государственные СМИ. Цена не озвучена по обоюдному согласию или по отдельной просьбе президента РБ.

В. Путин «продавил» вопрос о создании СП на базе «Белтрансгаза» на российских условиях к огромному неудовольствию главы белорусского государства.

Согласно некоторым источникам, во время переговоров российский президент в самом деле использовал в качестве тарана «аджарский пакет», чем сразу перехватил инициативу. Тем более, что предлог для озвучивания «аджарского пакета» был – напряженная политическая ситуация в Беларуси (голодовка депутатов, намеченный старт конституционного референдума). Варианта Ялты у белорусского президента, в любом случае, не получилось. В этот раз он слушал и соглашался, а говорил в основном В. Путин.

Судя по всему, российское руководство решило «не давить» гостя до конца. Во всяком случае, вопрос о российском рубле оно вывело за рамки переговоров. Тем не менее, российский президент воспользовался случаем, чтобы публично намекнуть о недоговороспособности белорусского президента, не без иронии отметив, что решение о вводе российского рубля в денежное обращение Республики Беларусь лежит в «политико-психологической сфере. Не диагноз ли это?

Возникает главный вопрос. Неужели А. Лукашенко выполнит обещанное и согласованное? Конечно, нет. Он снова попытается всех обвести вокруг пальца. Но в данном случае ему это так просто не удастся. У Минска нет свободы маневра.

* * *

В настоящее время белорусский политический режим уподобился ржавому бронепоезду, который стоит и бьет копытами на переезде, ожидая знак семафора для старта к референдуму. Лукашенко в колее по собственной воле! И он с нее не свернет!

Интересы Москвы и белорусской оппозиции, несмотря на различия в политических позициях и стратегических интересах, в данный конкретный исторический момент оказались удивительно близкими. И если белорусский президент проявит знакомое всем нам упрямство, то «союзники», с использованием партизанского опыта, могут начать подрывать «чыгунку» до тех пор, пока не спустят «бронепоезд» имени товарища Лукашенко под откос.

Кажется, его предупредили о таком финале...

Метки
Добавить комментарий

Наше Мнение © 2003-2020

Публикация писем читателей не означает согласие авторов проекта с высказанным мнением.