«Звездные войны», римейк

Вот уже несколько месяцев тема размещения американской системы противоракетной обороны (ПРО) в Чехии и Польше, которую журналисты уже успели назвать «сыном «Звездных войн», находится в центре внимания. Ведущие мировые средства массовой информации практически ежедневно приводят и комментируют соответствующие высказывания политиков, военных и экспертов из заинтересованных стран. Главными оппонентами являются, естественно, представители России и Соединенных Штатов.

Важность проблемы сомнений не вызывает, причем не только для тех государств, которые непосредственно вовлечены в данный процесс, но и для расположенных в непосредственной близости и тем более связанных с ними соглашениями в военной сфере. Поэтому она не может не волновать и граждан Республики Беларусь, находящейся едва ли не в эпицентре разворачивающихся событий. В связи с этим представляется целесообразным рассмотреть этот вопрос как можно более детально и всесторонне.

Итак, в чем же заключается проблема? В январе текущего года появилась первая официальная информация о том, что США намерены разместить на территории Чехии и Польши оборонительную базу на случай запуска ракеты Ираном. Предполагается, что к 2011 году в Чехии будет установлена радиолокационная станция (РЛС), а в Польше – 10 противоракет. Эти элементы дополнят уже существующие части противоракетного щита США, расположенные в Калифорнии и Аляске. Кроме того, в начале марта глава агентства по ПРО США Генри Оберинг заявил, что Соединенные Штаты имеют намерение разместить где-нибудь на Кавказе еще один радар ПРО, который будет предназначен для первичного обнаружения пусков ракет.

Данное намерение вызвало чрезвычайно резкую реакцию со стороны высшего российского руководства. Министр обороны Сергей Иванов пригрозил «адекватными ответами», а министр иностранных дел Сергей Лавров назвал действия США «переделом военного присутствия» в Европе. Сам Владимир Путин на своей традиционной широкомасштабной пресс-конференции заявил, что Россия даст на эти американские поползновения «в высшей степени эффективные и асимметричные ответы».

Как и следовало ожидать, к обсуждению немедленно подключились высокопоставленные российские военные чины, как нынешние, так и бывшие. Так, начальник российского Генштаба Юрий Балуевский выразил готовность расторгнуть Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 1987 года: «Возможность выхода из него существует, если одна из сторон предоставит убедительные доказательства о необходимости выхода. Сегодня такие убедительные доказательства есть».

Командующий Ракетными войсками стратегического назначения (РВСН) Николай Соловцов подтвердил, что если страны Восточной Европы разместят у себя элементы ПРО, российские ракеты будут перенацелены на эти объекты. Он также не исключил, что в ударной группировке РВСН могут вновь появиться ракеты средней дальности, причем на боевое дежурство достаточно быстро встанут новые комплексы с гораздо большими возможностями.

Главком ВВС Владимир Михайлов высказался в том плане, что у России есть всё необходимое, чтобы адекватно ответить на готовящиеся размещения. А командующий Дальней авиацией ВВС России Игорь Хворов пояснил слова своего начальника, заявив, что «поскольку элементы ПРО являются слабозащищенными объектами, все типы самолетов нашей авиации смогут решать задачи по их электронному подавлению и физическому уничтожению».

Что же конкретно вызвало такое волнение в российских верхах? Командующий космическими войсками Владимир Поповкин назвал планы размещения объектов ПРО в Восточной Европе явной угрозой России, поскольку, с его точки зрения, «очень сомнительно, что траектории иранских ракет будут проходить над территорией Чехии и Польши». Бывший главком ВВС Петр Дейнекин убежден, что размещение в Восточной Европе позиционного района ПРО США позволит американцам значительно повысить свои возможности разведки и уничтожения российских ракет на начальном этапе траектории их полета, в связи с чем «теперь надо ожидать развертывания оперативно-тактических ракет США на территории других стран Варшавского Договора и даже Прибалтики». Анатолий Корнуков, еще один бывший главком ВВС, считает, что американская РЛС на Кавказе «напрямую затронет национальную безопасность России», поскольку она, «скорее всего, будет кругового обзора»: «Ее задачей станет «подсвечивание» южных регионов нашей страны». Короче, «родина в опасности».

То, что заверения американской стороны в отсутствии каких-либо агрессивных намерений в отношении России игнорируются, в свете усиливающихся в последнее время в России антиамериканских настроений большого удивления не вызывает. Однако одновременно практически полностью отвергаются заключения даже большинства ведущих российских экспертов, доказывающих техническую невозможность запланированной системы хоть как-то ограничить российский потенциал ядерного сдерживания.

Не вдаваясь в технические детали, которые достаточно подробно и полно изложены во многих публикациях, в том числе и в белорусских СМИ (www.w-europe.org, 14.02.2007; www.iamik.ru, 27.02.2007; День (Украина), 13.03.2007; Белорусы и рынок, 19.03.2007), назовем две основные причины, позволяющие утверждать об отсутствии угрозы для российских стратегических вооружений, даже если предположить фактически невероятную ситуацию обмена ударами между Россией и США. Во-первых, десяток перехватчиков в Европе никак не сможет противостоять колоссальному ядерному арсеналу Москвы, составляющему несколько тысяч баллистических ракет. У РФ только в европейской части таковых больше сотни, остальные же расположены в глубине страны и для европейского компонента американской ПРО вообще недосягаемы.

Во-вторых, любой гипотетический обмен ядерными ударами будет осуществляться по самой короткой траектории, то есть через Северный полюс, а не через Атлантику. Но тогда европейским противоракетам придется действовать вдогонку, что невозможно, потому что их скорости меньше, чем у баллистических ракет.

Есть и другие факторы, позволяющие Москве не испытывать особо сильного беспокойства. Например, создаваемой системе еще очень далеко до рабочего состояния. Уже вроде бы готовые к использованию ее компоненты вызывают среди многих американских военных сомнения в своей работоспособности. Даже ее активный критик, д-р Теодор Постол из Массачусетского технологического института, признал, что «новая ПРО не представляет военной угрозы для России». По его мнению, «она создает ненужное политическое напряжение, но не изменит баланс сил в понимании Кремля» (www.iamik.ru, 12.03.2007).

Наконец, как сообщила госсекретарь США Кондолиза Райс, Россия была проинформирована о данной американской стратегии еще весной прошлого года. Этой теме было посвящено десять встреч на разных уровнях, включая министерский. К проблеме был также подключен Совет Россия – НАТО (www.iamik.ru, 27.02.2007).

Несколько нелогичным выглядит и то обстоятельство, что российские чиновники, которые высказывают столь серьезные опасения, в то же время не устают заявлять о колоссальных возможностях своих стратегических вооружений. Так, по словам Сергея Иванова, «подвижные грунтовые ракетные комплексы «Тополь-М»… гарантированно преодолевают любые системы ПРО» (www.politcom.ru, 29.01.2007). Обещается, что уже скоро в России появится оружие на новых физических принципах, для которого системы ПРО, в том числе и разрабатываемые, не будут иметь никакого значения (Время новостей, 05.02.2007).

Не выдерживает критики также аргументация, согласно которой иранской угрозы не существует из-за отсутствия у Тегерана соответствующих средств доставки. На самом же деле в 2003 году Иран успешно провел тестовые полеты своих новых ракет средней дальности Sahab-3. В полной готовности уже находятся ракеты с дальностью действия в 1300 км, а в настоящее время ведется разработка ракет с дальностью действия в 2 тыс. км. Оснащать такие ракеты обычной боеголовкой не имеет практически никакого смысла – в таком случае затраты не соотносятся с действием. Кроме того, многое другое говорит в пользу того, что Иран планирует оснастить эти ракеты ядерными боеголовками (Sueddeutsche Zeitung, 16.02.2007).

Таким образом, россияне знают, что новая американская система ПРО не направлена против них, что она пока весьма малоэффективна, что в случае необходимости у них не возникнет проблем с ее преодолением, да и ее развертывание не стало для них неожиданностью. Как было метко подмечено в одном из немногих сохранившихся в России независимых изданий, «президент России не должен знать деталей конструкции проектируемой американской ПРО. Но когда их не знают министр обороны и генералы из РВСН, это либо полный непрофессионализм, либо сознательная дезинформация своей общественности» (Новое время, 19.02.2007).

Как представляется, справедливым является именно последнее предположение. Есть масса других примеров крайне болезненного восприятия Москвой американской деятельности такого рода в странах, входивших ранее в Варшавский договор. В частности, польские эксперты считают причиной ее благородного негодования то, что наличие противоракетного щита повышает безопасность Польши в случае возможной угрозы со стороны России, так как на ее территории будут дислоцированы вооруженные силы США. По их мнению, «хозяева Кремля… продолжают считать страны Центральной Европы зоной своего влияния. Они не могут смириться с поражением в «холодной войне», которое потерпели в конце 80-х – начале 90-х гг. XX в. Проще говоря, Польша является существенным препятствием для осуществления политики Путина, направленной на реанимацию империи» (День, 27.02.2007).

Отмечается еще одна характерная особенность российских властей: «Когда государство, несчастье которого состоит лишь в том, что оно оказалось в потенциальной сфере влияния России, пытается без конфронтации обеспечить свою безопасность, Москва немедленно поднимает крик. Россия – наиболее агрессивное государство во всемирной истории за последние 500 лет (если мерой агрессии считать размер территорий, захваченных вследствие военных действий)» (ibid).

В самом деле, как отмечает бывший председатель рабочей группы по оперативно-стратегической противоракетной обороне при Совете Россия – НАТО Маршалл, «в отличие от стран альянса, которые только начали разрабатывать системы противоракетной обороны, у России уже давно есть собственная система защиты от баллистических ракет, установленная вокруг столицы, что заставляет еще больше задуматься об истинных мотивах российских протестов» (The Wall Street Journal, 7.03.2007).

Это же был вынужден признать и директор Института США и Канады РАН Сергей Рогов: «Не стоит забывать, что у Москвы уже три с лишним десятилетия существует своя система ПРО со 100 ракетами-перехватчиками. Кроме того, российские средства ПВО С-300 и С-400 также обладают определенными возможностями по перехвату ракет. В отличие от США, отечественные системы прошли испытания и приняты на вооружение, хотя это, конечно, не позволяет утверждать, что у России есть «национальная» ПРО и что такая система может быть создана в будущем» (Независимая газета, 23.03.2007).

В результате Кремль в очередной раз может сорваться в новый мобилизационный виток, сделав центром своих усилий наращивание военной мощи. Конечно, когда он начинает запугивать Польшу и Чехию, это только подтверждает их убеждение, что им следует еще крепче держаться за Запад. Для Беларуси же главная опасность заключается в том, что Россия вполне может втянуть нашу страну в свое бессмысленное вооруженное противостояние с Западом. В частности, нельзя, к сожалению, исключить возвращение на нашу территорию тактического ядерного оружия или развертывание здесь упомянутых ракет средней и меньшей дальности.

Но даже если на практике будет реализовываться и не самый пессимистический сценарий, в любом случае подобное развитие событий непременно усилит стремление Москвы укрепить в Беларуси свои интересы в оборонной сфере и тем самым ослабит ныне превалирующее там намерение перевести двусторонние экономические отношения на рыночную основу. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

 

Метки